Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Categories:

Базовый оклад и дружба с бизнесом. Что будет с зарплатами ученых



Подходы к оплате труда ученых будут пересмотрены, заявил министр науки и высшего образования Российской Федерации Валерий Фальков. В интервью информационному агентству РБК он отметил, что для научных работников важны коллектив, оборудование, научная задача, а зарплата не является определяющим фактором. В то же время он признал существование проблемы с достойной оплатой труда ученых и назвал важной задачей обеспечение минимального должностного оклада, который защищал бы научных работников.

Министр пообещал, что ведомство изучит стимулирующие выплаты, существующие сейчас в научных институтах и университетах, и проанализирует их применение. Он также указал, что в 2020 году на обновление аппаратуры, используемой научными сотрудниками университетов и НИИ, было выделено более 13 миллиардов рублей из бюджета.

Фальков подверг критике практику перевода научных работников на половинную ставку для формального выполнения указа президента о повышении зарплат ученых до 200% от средней зарплаты по региону. Министр убежден, что это зачастую связано не только с недофинансированием, но и с неправильной работой управленцев научных учреждений.

По оценке главы Миннауки, использовать только бюджетное финансирование для научных учреждений все же неправильно. Он согласился с тем, что заставить бизнес инвестировать в науку нельзя. А выход, по его мнению заключается в том, чтобы ученые стремились не просто отразить свои достижения в статье, а учились эффектно показывать бизнесу идею и умение создавать продукты, которые могут заинтересовать предпринимателей. Нынешнее же взаимодействие ученых и бизнеса он назвал ахиллесовой пятой университетов и научных институтов.

Вопрос о зарплате научных работников привлек внимание властей после того, как на онлайн-заседании Совета по науке и образованию сотрудница Института цитологии и генетики Сибирского отделения РАН Анастасия Проскурина рассказала президенту России Владимиру Путину на переводе ученых на полставки ради выполнения указа о повышении зарплаты до 200% от средней по региону. После таких манипуляций заработная плата Проскуриной вместе с надбавками не превышала 32 тысячи рублей; иных способов выполнить указ президента в институте не нашли. Хотя время для поиска источников было: указ о повышении зарплат ученым Путин подписал еще в мае 2012 года.

После ее выступления Путин поручил министру науки и образования Валерию Фалькову и министру финансов Антону Силуанову разобраться с выплатами зарплат ученым, а Следственный комитет начал собственную проверку. Ее проводила и Новосибирская прокуратура.

Через день, 10 февраля, Фальков заявил, что в Институте цитологии в 2020 году показатели по зарплате были увеличены в соответствии с майскими указами президента. «Что касается ИЦиГ СО РАН, то мы со стороны государства через министерство выполнили все обязательства вовремя и в срок, довели 795 миллионов 200 тысяч руб. В том числе в соответствии с вашим, Владимир Владимирович, решением, в прошлом году научным учреждениям по всей стране было дополнительно выделено 4 миллиарда 897 миллиона 585 тысяч рублей. Из них 10 миллионов рублей в конце года были даны в Институт цитологии. В этой связи я хотел бы сказать, что часть этих средств была направлена на зарплаты», – приводило информационное агентство ТАСС слова Фальков.

Правда, как писала несколькими днями позже газета «Московский комсомолец», научный руководитель Проскуриной, заведующий лабораторией индуцированных клеточных процессов, доктор биологических наук Сергея Богачев все же подтвердил, что лаборатория, в которой она трудится, по-прежнему испытывает серьезные проблемы. Он отметил, что потенциальные спонсоры ожидают очень быстрого возврата затрат и большой прибыли, а такой результат невозможен в короткий срок. Между тем клинические испытания разработанной в лаборатории технологии борьбы с раком потребуют затрат на уровне не менее 150 миллионов рублей, а денег из бюджета дают крайне мало – так что невозможно было даже приобрести реактивы, ими по дружбе делились коллеги. Полученный же молодыми учеными грант, по словам Богачева, после выплаты четверти суммы институту и закупки реактивов и оборудования будет означать для сотрудников лаборатории прибавку к зарплате в 3-5 тысяч.

Вопрос оплаты труда ученых остается сложным, констатировал Анатолий Акулов, доцент кафедры менеджмента им. И.П. Поварича Кемеровского государственного университета, руководитель Центра исследований социально-экономических проблем управления Кемеровского государственного университета. В беседе с журналистами «Давыдов. Индекс» он пояснил, что объявленное увеличение зарплат ученых не обеспечено полностью ни бюджетными ресурсами, ни средствами частных лиц, а премий от престижных журналов, грантов и заказов на научно-исследовательские работы не может хватить на всех.

«Мне представляется интересной идея о некотором твердом окладе, ниже которого заработок ученого быть не может, плюс потребуется ограничить возможности перевода на неполные ставки (в разумных пределах, чтобы не уничтожить институт совместительства, который в науке и образовании важен). Этот гарантированный минимум мне видится близким к медианной зарплате в регионе или к денежному содержанию государственного служащего аналогичного ранга. Хочется больше – добивайся, доказывай и конкурируй», – сказал он.

Эксперт подчеркнул, что рассчитывать на мотивацию только идеей научного познания нелепо – одного энтузиазма для научной работы недостаточно. А для взаимодействия науки и бизнеса, которое действительно идет очень сложно, необходимо создать связующее звено – например, некое технологическое предпринимательство, «которое заполнит нишу между инновационным предложением и спросом».

Tags: зарплата
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments