Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Categories:

Онлайн-кассовый нажим. На рынках хотят ужесточить контроль за продавцами



Строже подходить к применению онлайн-касс на рынках предлагают Федеральная налоговая служба и Министерство финансов РФ. По их оценке, это поможет успешнее бороться с нелегальным денежным оборотом, сообщил информационному агентству РБК источник, знакомый с планами налоговиков. Суть предложений глава ФНС Даниил Егоров озвучил на заседании государственной комиссии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции 24 марта. Информагентство получило доступ к материалам заседания, их подлинность подтвердил источник в кабинете министров.

В документах отмечается, что контролирующую органы наблюдали незаинтересованность и даже сопротивление арендаторов и управляющих рынками компаний в деле легализации рыночной торговли. Это сказывается на эффективности борьбы с теневым оборотом на рынках, задачу справиться с которым поставил президент России Владимир Путин.

Российские рынки используются, в том числе, для вывода средств за рубеж и уклонения от уплаты налогов, отмечалось в направленном в 2019 году Банком России президенту РФ Владимиру Путину письме. Путин поручил правительству и ФСБ  разобраться с теневым оборотом наличности на крупных вещевых и продовольственных рынках и решить проблему нелегального вывода средств за границу. Поручение было дано Федеральной службе безопасности, сообщало информационное агентство «Интерфакс».

В 2020 году в сравнении с 2019 годом объемы сомнительных переводов физических лиц за границу сократились примерно на 40%, утверждает в Центробанке. Теперь же ФНС предлагает переработанные законопроекты, подготовленные ранее в рамках выполнения поручения президента. Их обновленные версии направлены в Минфин; они предлагают скорректировать законы «О контрольно-кассовой технике», «О розничных рынках», и Кодекс об административных правонарушениях.

Предлагается сократить список категорий продавцов, которые могут торговать на рынке без использования онлайн-касс, и обязать арендаторов подтверждать наличие таких касс перед заключением договора аренды. Кроме того, предложено обязать управляющие рынками компании постоянно контролировать наличие у арендаторов такой зарегистрированной техники; не допускать на рынок арендаторов, деятельность которых приостановлена; и упростить привлечение продавцов к административной ответственности в качестве предупреждения. В ФНС считают, что эти разработанные вместе с Минфином поправки облегчат реализацию положений уже принятых законов. Дело в том, что законодательство пока не регламентирует четко границы применения онлайн-касс на розничных рынках, и некоторые арендаторы безосновательно делают вид, будто не обязаны их использовать.

Сходные предложения готовил в сентябре 2020 года депутат Государственной Думы Андрей Луговой. Правда, в беседе с РБК он уточнил, что его законопроект не вносился в Госдуму.

Закон о применении контрольно-кассовой техники разрешает компаниям и индивидуальным предпринимателям рассчитываться с потребителями без применения онлайн-касс на розничных рынках, ярмарках и выставочных комплексах. Использовать контрольно-кассовую технику обязаны лишь те, кто торгует непродовольственной продукцией из утвержденного правительством списка. В него входят 17 наименований: значительная часть одежды, изделия из кожи, резиновые медицинские изделия, мебель, ковры, автомобили и т.д. Не применять онлайн-кассы до 1 июля 2021 года разрешено и индивидуальным предпринимателем, торгующим лично торгующим товарами собственного производства.

В целом ведомства не имеют разногласий по регулированию работы рынков и применению класс, утверждает источник РБК. В то же время ряд положений налоговиков может быть уточнен. В Министерстве промышленности и торговли РФ, например, подчеркивают, что требования для рынков жестче, чем для любого иного формата торговли, так что при усилении регулирования есть риск дальнейшего сокращения рынков. По данным Минпромторга, в России сейчас действует 911 рынков, тогда как в 2007 году их было 5892.

Оборот розничной торговли по итогам 2020 года сократился на 4,1% по сравнению с 2019 годом, приводило информагентство ТАСС данные Росстата. Но доля розничных рынков и ярмарок составила лишь 4,7% от этого оборота. С учетом этих обстоятельств Минпромторг соглашается расширить список оснований для применения онлайн-касс на рынках и предлагает сделать исключение только для продавцов продовольствия с открытых прилавков.

В то же время ведомство считает желательным обсудить с регионами и бизнес-сообществом предложение разрешить работать без онлайн-касс только производителям собственной продукции (чего не предлагала ФНС). Однако минусом этого предложения является то, что подтвердить факт производства товара в личном подсобном или фермерском хозяйстве сложно. Введение таких норм может привести к тому, что индивидуальные предприниматели, торгующие с открытых прилавков, прекратят предпринимательскую деятельность и будут торговать под видом граждан, ведущих личное подсобное хозяйство.

Это означает, что продавцов на рынках Москвы, которым разрешат торговать без онлайн-касс, почти не будет, так как производители и продавцы чаще всего являются разными людьми, пояснил исполнительный директор Gremm Group Александр Альхов. Он также указал на невозможность контролировать, весь ли товар или только часть произведена в личном подсобном или фермерском хозяйстве.

Эксперт Евгений Ющук (бизнес-тренер, директор компании «Маркетинг рисков и возможностей» Екатеринбург) комментирует:

Это проблема бабушки с пучком петрушки, ценой десять миллиардов рублей.
Проблема вся соткана из парадоксов, но при этом действительно может улучшить ситуацию для граждан. Ни для кого не секрет, что государство все сильнее берет под контроль оборот денег и товаров в России. Благодаря цифровизации, можно проследить траты человека вплоть до каждой чашки кофе, выпитой им в кафе. И можно в буквальном смысле проследить путь каждой единицы товара, если он входит в перечень маркированных. Поэтому контрабандистам и производителям контрафактной продукции все сложнее ее реализовывать.

Местами реализации контрабанды, контрафакта и краденого на протяжении тысячелетий были рынки. Остаются они таковыми и сейчас. Туда государство и намерено прийти. Отчасти ему это удастся и во многом еще удастся. Допуск на рынок без регистрации кассового аппарата пытаются сделать невозможным, возложив ответственность на управляющую рынком компанию. При этом одновременно упрощается и удешевляется доступ к онлайн-кассам — их можно арендовать за копейки. Все это идет к тому, как в ряде стран даже нищие получают милостыню по QR- коду. Эффект, безусловно, достигнут будет, но неполный.

Контрабанда и контрафакт частично будут продаваться из-под полы, частично легализуются. Заставить рынки работать на 100% по закону не смог никто и нигде. Даже в пандемию они работали, когда их закрывали — расползались по соседним с рынком дворам. Их наказывали, делали облавы, они порой выбрасывали на улицу огромные сумки с деньгами (это реально так было), но все равно работали не полностью законно. Это обычная практика — государство понимает, что оборот криминальных товаров невозможно прекратить полностью, но возможно сократить, выдавив часть в легальную плоскость (понятно, что некоторые товары криминальны в принципе и таковыми останутся).

Но есть и вторая, более деликатная часть проблемы: бабушки, продающие пучок петрушки со своего огорода. Если в пылу борьбы с криминалом ударить по ним — общество это не поймет. Вот в рамках этих ограничителей, с опорой на цифровизацию, государство и действует. В целом это населению во благо, так как собираемость налогов растет (их поэтому можно делать не слишком большими) и качество продаваемой продукции тоже. А желающие купить запрещенку (во всех ее ипостасях) все же не составляют большинство населения.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment