Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Categories:

Жесткость и нестабильность. Что мешает работать системе госзакупок


Потенциал контрактной системы, применяющейся для госзакупок, реализован неполно. К такому выводу пришли проверяющие Счетной палаты по итогам мониторинга работы системы государственных и корпоративных закупок в России за 2019 год. Как пишет газета «Коммерсантъ», аудиторы считают, что регуляторы напрасно ориентируются на количественные критерии эффективности вместо качественных. Представители СП также обращают внимание на низкий уровень конкуренции. По их мнению, препятствием для развития контрактной системы является негибкое и часто меняющееся законодательство.

Счетная палата установила, что в 2014-2019 годах примерно третья часть российского ВВП (от 29 до 34%) тратлась на закупки для государства и государственных компаний. Закупки производились в соответствии с Федеральными законами №№ 44 и 223. Газета приводит для сравнения данные по странам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), где доля закупок достигает приблизительно 12% ВВП, а также по странам Евросоюза, где эта доля составляет примерно 18-20%.

Как пояснил журналистам аудитор Алексей Каульбарс, значительная доля госзакупок в российском ВВП говорит о серьезном влиянии государства на совокупный спрос продукции и о том, что государство обладает хорошими возможностями стимулировать этот спрос. В то же время аудитор признает, что процесс госзакупок пока несовершенен: «создать эффективную систему регулирования всего «жизненного» цикла закупок так и не удалось»э

По мнению аудиторов СП, регуляторы не учитывают интересов участников госзакупок. Для госорганов закупка считается эффективной при высокой конкуренции, тогда как для участников – в случае, если предоставляется товар высокого качества и точно в срок. Аудиторы также отмечают, что за год уровень конкуренции почти не изменился: в 2019 году на один лот приходилось 3,12 заявки, годом ранее – 2,94. Кроме того, они констатировали, что при госзакупках все большую популярность обретают аукционы: в 2019 году этот способ использовался в 77% случаев, в 2017 и 2018 годах – в 66% и 69% случаев соответственно.

Хотя общий объем закупок рос (в 2018 году он составлял 7,6 триллиона рублей, а в 2019 году – 8,1 триллиона), одновременно шло их укрупнение – и сокращение числа поставщиков. Доля закупок у единственного поставщика осталась значительной, а сумма контрактов при закупках такого сорта увеличилась на 11,5% в сравнении с 2018 годом и достигла 1,7 триллиона рублей. Кстати, процент неконкурентных закупок вырос в основном за счет подачи единственной заявки на лот – это стало причиной в 65% случаев. Наконец, в 2019 году признали несостоявшимися 59% закупок (годом ранее – 41%).

О том, что высокий показатель несостоявшихся закупок доказывает отсутствие реальной конкуренции на рынках, неоднократно говорили эксперты Высшей школы экономики. Этот вывод содержится, например, в докладе НИУ ВШЭ «Регламентированные закупки в России: как повысить стимулирующую роль расходов бюджетов и регулируемых компаний». Они обращали внимание и на то, что жесткость законодательства о госзакупках подталкивает участников рынка к стимулированию конкуренции – путем, например, привлечения к торгам подставных участников. Об этом же «Коммерсантъ» писал еще в 2019 году.

Теперь же аудиторы СП указывают на сложность Федерального закона №44, а еще отмечают, что он «ежегодно подвергается доработкам», причем нередко принципиального характера. Действительно, с 2013 года поправки в этот закон вносились 66 раз, и только в 2019 году это происходило 8 раз, а еще, в развитие закона, были приняты 55 подзаконных актов. Однако газета отмечает, что Министерство финансов прилагает усилия к упрощению закупок и намеревается внести масштабные поправки к этому закону в Госдуму осенью 2020 года

Издание подвергает сомнению вывод о том, что уже сделанные поправки действительно работают. Так, газета отмечает, что в 2019 году были приняты изменения, упрощающие заключения контрактов для национальных проектов, однако исследование реализации нацпроектов показало, что результаты по ним могут не достигаться в том числе из-за несовершенства контрактной системы.

В Министерстве финансов РФ, впрочем, не согласились с выводом Счетной палаты – как в оценке доли аукционов и несостоявшихся закупок, так и в вопросе о критериях эффективности закупок. По мнению Минфина, в госзаказе эти критерии уже содержатся – заказчик обязан прописать требования к качеству поставок при описании закупки, а при приемке и экспертизе товаров качество обязаны проверять.

Эксперт Алексей Моторкин комментирует:

Конкуренции по закупкам в ее классическом виде не существует. Либо это конкуренция связей, либо конкуренция запредельных рисков, на которые соглашаются коммерсанты, надеясь, что потом удастся дорегулировать вопросы по качеству и финансам, сэкономить (обязательно!) на налогах, кинуть мелких подрядчиков и прочее.

Укрупнение закупок, отказ выхода на аукционы и конкурсы, единственные поставщики и прочие прелести борьбы с 44-ФЗ отражают всю суть его зловредности для всех. Особенно это видно на постоянных попытках что-то улучшить, что приводит к еще большей неразберихе и окончательному уходу с рынка поставок добросовестных поставщиков. На поставках же остаются только прикормленные коммерсанты, которые уверены в возможности отрегулировать потом все финансовые вопросы, или абсолютные жулики.
Вместо латания 44-ФЗ лучше бы занялись реальным развитием государственно-частного партнерства, а данный закон отменили. Пусть уж лучше работает более коррупционный 223-ФЗ, но происходят качественные изменения в сочетании государственно-муниципальной и частной экономики.
Tags: Кудрин, госзакупки
Subscribe

Posts from This Journal “госзакупки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments