Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Categories:

Больше позитива. Зачем нужен оптимистичный макропрогноз


Прогноз социально-экономического развития России до 2023 года, который был скорректирован Министерством экономического развития РФ, по мнению представителей Министерства финансов РФ, все еще не является достаточно оптимистичным в некоторых аспектах. Эту информацию журналистам газеты «Известия» сообщил источник, близкий к правительству, а затем подтвердили два других источника. В частности, в Минфине считают излишне пессимистичной оценку объема номинального ВВП на 2021 год. По расчетам Минэкономразвития, она составляет 113,7 триллиона рублей.

Претензии к прогнозу вызваны тем обстоятельством, что уровень доходов и расходов бюджета в будущем связан с прогнозными темпами восстановления экономики. Расходная часть бюджета не может превышать уровня его ненефтегазовых доходов; таким образом, ожидание невысоких доходов означает, что государству придется урезать траты в сравнении с желаемым объемом (или компенсировать нехватку доходов деньгами из Фонда национального благосостояния, что не разрешается бюджетным правилом).

Это уже третья версия прогноза Минэка на 2020 и 2021-2023 годы, то есть ранее сделанные прогнозы ведомство корректировало дважды, оперативно реагируя на появление признаков изменения ситуации. Так, одним из поводов для пересмотра прогноза сделалось ускорение роста нефтяных цен; затем коррективы вносились в связи с появлением национального плана восстановления экономики. На сей раз правительство, по данным СМИ, предварительно утвердило прогноз, однако обсуждения, положенного по регламенту, пока не прошло. Как заявил газете источник, близкий к кабмину, и подтвердили заявления федеральных чиновников, решено пока не включать рассмотрение прогноза в повестку заседания правительства. Что же касается оценок, которые привлекли внимание Минфина, то оспаривать их ведомство планирует в конце лета, перед официальным началом разработки бюджета.

Несовпадение оценок Минфина и Министерства экономического развития отмечается не впервые. Нечто подобное наблюдалось, к примеру, в декабре 2014 года, когда ведомства не согласились в прогнозах относительно инфляции и курса рубля. Примерно такая же картина наблюдалась в 2016 году (опять-таки, спорили в первую очередь по поводу курса валют и инфляции). Тогда Минфин тогда был согласен с Банком России, и под их давлением МЭР изменил прогноз по рублю и инфляции (как утверждали «Известия», подогнав его).

Говоря о прогнозе номинального объема ВВП на 2021 год от МЭР, газета указала, что в последней версии, который она располагает, этот показатель отличается от версии предыдущей менее чем на 2%, но от очень значительной суммы: он составил 113,7 триллиона рублей, а ранее был на уровне 111,6 триллиона рублей. Таким образом, МЭР изменил прогноз достаточно сдержанно, посчитав, что пока есть основания сохранять осторожность. В Минфине же, по сведениям источника, в целом ожидали более быстрого подъема экономики после спада 2020 года.

Кроме того, как пояснил источник, хотя и так было ясно, что бюджет окажется дефицитным, снижать расходы по сравнению с нынешним уровнем было бы нежелательно ни с экономической, ни с политической точки зрения. Финансировать же затраты за счет государственных займов в 2021 году станет сложнее: потенциал наращивания долга во многом будет выбран в нынешнем году, на который намечена масштабная программа госзаимствований, уточнил источник.

Прогноз по ВВП снова корректировался Минэкономразвития с учетом наблюдаемого роста цен на нефть. Источник «Известий» утверждает, впрочем, что та же динамика осталась одним из аргументов Минфина в пользу дополнительных корректировок.

Опрошенные журналистами газеты эксперты не исключили, что эффект что результат повышения прогноза по ценам на нефть мог бы отразиться в макроэкономическом прогнозе более заметно. В то же время они высказали мнение, что имеет смысл концентрироваться не на изменении прогнозов МЭР, а на корректировке механизмов бюджетного планирования.

По оценке заместителя директора Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук Александра Широва одна из главных проблем заключается в том, что макропрогноз в последние годы превратился в своего рода индикативный план для сведения бюджета – тогда как в кризисной ситуации, подобной нынешней, можно было бы пойти на экстренные меры. Например, было бы разумно на время смягчить бюджетное правило, изменив цену отсечения, или изменить нормативы расходования из Фонда национального благосостояния, считает Широв.
Tags: Минфин, Силуанов
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments