Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Categories:

«Брендовая» одежда. Почему в России высок спрос на подделки

Свыше 10% одежды, проверенной инспекторами Роспотребнадзора за первые девять месяцев 2019 года, изъяты из оборота.

Как пояснили эксперты газете «Известия», в основном дело было в подделке мировых брендов и использовании опасных тканей. Фактически доля изъятой одежды составило 11,2%, что ниже, чем в 2018 году, отмечает издание. Однако в некоторых торговых точках найти поддельные брендовые вещи все еще не сложно.

Как уточнили в Роспотребнадзоре, меховые изделия к категории проверяемой одежды не относились. Кстати, в этой категории не соответствующими стандартам качества инспекторы ведомства признали только 5,4% проверенных образцов. Сравнимой с этим и в целом удовлетворительной в ведомстве посчитали ситуацию с обувью: дефекты были обнаружены в 6,1% проверенной с января по сентябрь этого года обуви.

Аналитики отмечают, что в России существует спрос на имитацию дорогих брендов одежды. Она привлекательна для потребителей в силу низкого уровня их доходов, отметил исполнительный директор «Союзлегпрома» Игорь Ульянов. Такие изделия часто изготавливаются из некачественных материалов, а технологии производства не соблюдаются, и для производителя это обходится намного дешевле, указал он.

Ряд экспертов «Давыдов.Индекс» сошлись во мнении, что ситуацию поддерживают также быстротечность моды и неразвитость вкуса части потребителей: с одной стороны, люди не заинтересованы в том, чтобы платить за качественную вещь, если мода меняется так быстро, что даже некачественная не успевает выйти из строя; с другой стороны, выбирая имитацию знаменитых брендов, они свободны от необходимости подбирать что-либо подходящее лично им, но при этом уверены, что одеты модно.

Действительно, Всемирная таможенная организация сообщала, что к наиболее часто подделываемым брендам относятся Gucci, Chanel, Calvin Klein, Louis Vuitton, а также Nike и Adidas. Причем в мире в целом и в России в частности чаще всего подделывают именно одежду, говорилось в последнем докладе организации, посвященном ситуации в 2017 году.

По словам председателя комитета по легкой промышленности и товарам народного потребления «Деловой России» Андрея Павлова, в стране немало магазинов и павильонов на рынках с контрабандным и контрафактным товаром, причем иногда он продается как сертифицированный. Дело в том, что сертификаты долгое время выдавали в том числе такие лаборатории, у которых не было ни необходимого для проверок оборудования, ни знающих специалистов. Сейчас большинство документов от таких лабораторий признано недействительным, заверил Павлов.

Имидж-стилист Надежда Ивлева полагает, что проблема фальшивой брендовой одежды является более широкой и многоплановой, чем кажется на первый взгляд – в том числе потому, что иногда такая одежда продается совсем недешево.

«Многие даже не задумываются о том, что вещь может быть поддельной: написано Dolce&Gabbana – значит, Dolce&Gabbana. К тому же, чтобы заметить разницу между контрафактом и настоящей брендовой одеждой, нужно видеть настоящую. Тогда покупатель обнаруживает, что она выглядит иначе – и качество у нее другое, и стиль не тот, что у поддельной. Если же настоящей брендовой одежды он не видел, то невольно ориентируется просто на ярлычок. Есть ярлычок известного бренда – значит, все в порядке.

Этот ярлычок для многих – сам по себе уже мотив для покупки. Если джинсы без ярлычка можно купить, к примеру, за 500 рублей, то точно такие же с ярлычком могут продавать уже за 3000 рублей. И их не так уж редко покупают именно за более высокую цену – потому что человеку греет душу причастность к известному бренду. Ему приятно и перед окружающими показать себя тем, кто может себе позволить брендовую одежду. И даже если закрадывается в голову мысль, что это подделка, в конце концов он решает: какая разница, ярлык же есть!

Если говорить о том, что кто-то намеренно покупает вещь заведомо более дешевую, чем может быть вещь известного бренда, с мыслью, что пусть купленная одежда не столь качественна, зато прямо сейчас, пока она на пике моды, он ее будет носить… На мой взгляд, с таким настроем люди идут скорее в масс-маркет – куда-нибудь в Zara. Там можно купить ультрамодные вещи – но из других материалов, более дешевых, менее натуральных. И в последнее время люди даже достаточно обеспеченные, которые могут позволить себе высокие бренды, не покупают их – а покупают их реплики в той же Zara. Да, это будет вещь на один сезон – но ее больше и не предполагается носить. Это может быть платье или брюки под кожу. А вот аксессуары – туфли, сумки и так далее – продолжают покупать брендовые. Это уже приобретения на несколько сезонов, не выходящие из моды так быстро.

А вообще сейчас зачастую непросто отличить подделки от настоящих брендов. Есть даже крупные сетевые магазины, которые позиционируют себя как продающие брендовые вещи, а в действительности продают продукцию, пошитую где-нибудь в Москве или других городах России. Причем эти магазины даже публикуют вакансии конструкторов, закройщиков для этой одежды, хотя как бы производят «бренды». То есть на деле эта одежда никакого отношения не только к материалам, но и к идеям дизайнеров, работавших на бренд, не имеет. И такая одежда стоит очень недешево, так что покупатели предполагают, что приобретают именно бренды. Словом, порой и производители обманывают, но и люди рады обманываться», – сказала Надежда Ивлева.

По оценке Александры Васильевой, юриста, кандидата исторических наук, проблема контрафактной одежды затрагивает права граждан сразу в нескольких аспектах – не только с точки зрения качества товаров и безопасности их для здоровья, но и с точки зрения вреда для производителей качественных товаров. И проблема это известна не только в России.

«Проблема некачественной и, в том числе, контрафактной продукции достаточно актуальна для большинства развитых стран. Это связано с тем, что, во-первых, граждане обладают закрепленными в законодательстве правами на качество товаров и безопасность окружающей среды, в которые, в частности, входит право на безопасность предметов одежды, знание точного состава тканей, из которых эта одежда сшита. Кроме того, все государства в той или иной степени борются с контрафактом – контрафактная продукция нарушает интересы предпринимателей, особенно тех, кого принято называть «отечественным производителем».

Также следует понимать, что в принципе такого рода проверки качества, как те, что проводит Роспотребнадзор, направлены в значительной степени против конкретной группы производимых товаров – тех, которые производятся и закупаются в Китае и соседних государствах. Эти товары дешевы не только за счет дешевизны материалов, но и из-за низкой стоимости труда и массовости производств. В некоторой степени они действительно подрывают местные производства.

И здесь можно говорить об особенностях российского покупателя: он обладает низкими доходами и, одновременно, высокими запросами в потреблении. Современное российское общество – общество окончательно победившего консюмеризма, в нем качество товара уходит на второй план в сравнении с возможностью приобретать больше и менять вещи чаще. Это не плохо и не хорошо, это просто особенность.

Тем не менее, она означает, что при очень низком уровне доходов у большинства граждан они сознательно будут стремиться к покупке контрафактной продукции. Она пусть и не является достаточно качественной, чтобы соблюсти права потребителя, обладает желаемым внешним видом и каким-никаким «брендом», она похожа на то, что демонстрируется на страницах журналов и модных подиумах. А этого достаточно, чтобы проносить ее один сезон, а на следующий снова порадовать себя новой вещью», – считает Александра Васильева.
Tags: Роспотребнадзор, бренды
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments