Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Category:

Борьба с коррупцией: кому грозит конфискация имущества

Шариков

Конституционный суд РФ разрешает изымать имущество у любого, кто не сможет подтвердить законность доходов, на которые оно приобретено. Такой вывод российская пресса сделала из определений суда по жалобам бывшего полковника МВД Дмитрия Захарченко, его родных и знакомых. Как отмечает газета «Ведомости», суд посчитал, что Конституции не противоречат нормы, разрешающие конфискацию не только у чиновников и членов их семей, но и у других лиц, если законность доходов, на которые приобретено имущество, не подтверждена.

В 2017 году Никулинский суд Москвы изъял у Захарченко, его родных и знакомых имущество более чем на 9 миллиардов рублей, посчитав, что официальные заработки Захарченко и членов его семьи не позволяли делать покупки и подарки на такие суммы. Родители Захарченко, его сестра и подруги обратились в суд, полагая, что применять к ним нормы о контроле за расходами для чиновников неправомерно. Они были убеждены, что не обязаны подтверждать происхождение средств для покупки имущества, а доказательств того, что источником их были незаконные доходы, Генеральная прокуратура не представила.

Однако Конституционный суд решил, что эта конфискация «относится к особым правовым мерам» и направлена на эффективное противодействие коррупции и защиту конституционно значимых ценностей, отметила газета. При этом СМИ указывало, что установленный порядок применения меры не лишает собственника права доказать законность происхождения средств, на которые приобреталось имущество. В целом же спорные нормы не противоречат Конституции, так как не предполагают принятия произвольных решений об обращении имущества в доход государства, разъяснили судьи.

Как пишет газета «Коммерсантъ» со ссылкой на слова Александра Горбатенко, адвоката Дмитрия Захарченко, по сути, Конституционный суд говорил, что изъять в пользу государства теперь можно чье угодно имущество, если владелец не докажет законности его происхождения. Как заявил Горбатенко, после решения по делу Захарченко число сходных дел резко выросло, то есть фактически действия закона о контроле за расходами чиновников распространили на более широкую категорию людей, хотя формально законодатели еще только обсуждают возможность распространения.

Валерия Туникова, адвокат родителей Захарченко, объяснила «Ведомостям», что Конституционный суд на деле не дал оценки доводам заявителей и не ответил на вопрос о законности изъятия денег. Хотя тот же суд в 2016 году разъяснял, что по закону о контроле за расходами взыскание может быть обращено лишь на прямо указанное там имущество (недвижимость, транспортные средства, акции и т. п.),а изымать деньги можно, только если они получены от реализации имущества, законность приобретения которого чиновник не смог доказать.

О том, что означают определения Конституционного суда в данном случае в аспекте борьбы с коррупцией, а также о том, действительно ли требование доказать законность происхождения средств на покупку имущества не нарушает Конституции и не кроются ли в решении КС риски, как то утверждают адвокаты семьи Захарченко, рассказала Александра Васильева, юрист, кандидат исторических наук.

«Для ответов нужно прояснить два момента: что же конкретно сказал нам Конституционный суд и каково вообще отношение к порядку передачи прав собственности в Российской Федерации.

Итак, еще 2 октября 2019 года Конституционный суд РФ отказал в принятии жалобы Д.В.Захарченко и М.А.Семыниной, которые подавали ее в своих интересах и интересах несовершеннолетней дочери Д.В. Захарченко. В качестве объекта жалобы выступало содержание ряда статей законов «О противодействии коррупции», «О государственной гражданской службе Российской Федерации», «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам».

Смысл жалобы сводился к тому, что данные статьи нарушают нормы Конституции РФ, поскольку «позволяют суду: бесконтрольно и по собственному усмотрению обращать в доход Российской Федерации любое имущество (если оно приобретено на доходы, законность которых не подтверждена) любых лиц, прямо не перечисленных в законе и не являющихся супругом (супругой) и несовершеннолетними детьми лиц, за расходами которых осуществляется контроль; обращать взыскание на имущество, приобретенное в период государственной службы лица, за расходами которого осуществляется контроль, … если оно приобретено на доходы, законность которых не подтверждена; вне установленной законом процедуры признавать лицо, в отношении расходов которого осуществляется контроль, фактическим владельцем имущества третьих лиц (не являющихся его супругом (супругой) и несовершеннолетними детьми) с целью последующего обращения имущества, если оно приобретено на доходы, законность которых не подтверждена, в доход государства как приобретенного в «фактическое владение» лица, в отношении расходов которого осуществляется контроль».

Как видим, речь идет о ситуации, когда люди, фактически не состоящие в браке и не признаваемые родственниками, тем не менее совместно распоряжаются имуществом и осуществляют другие имущественные права. Это могут быть сожители, друзья, родственники дальней степени родства и т.д. В таких ситуациях для суда важными являются два обстоятельства: насколько законны доходы, на которые было приобретено данное имущество, и есть ли признаки некой связи между должностным лицом и третьим лицом, которое понесло расходы на приобретение этого имущества.

В данном случае подразумевается схема, по которой лицо, обвиняемое в коррупционных действиях, могло воспользоваться прикрытием в виде близких родственников или друзей, чтобы сокрыть свои незаконные доходы (при установлении такого факта имущество изымается). В чем и подозревается один из заявителей жалобы – Д.И. Захарченко.

Замечу, что практика применения этой нормы не нова и не сенсационна – она имеет место уже как минимум три года. Более того, суд в любом случае дает возможность третьим лицам, чье имущество изымается в пользу РФ, доказать законность его приобретения и предоставить все необходимые доказательства. И еще раз обращаю внимание на то, что речь идет исключительно о лицах, состоящих на государственной службе, их родственниках и близких.

Но есть одна тонкость: в России существует специфическая правовая практика отношения граждан к собственности. У нас даже используют юридически некорректные, но фактически употребляемые термины «титульный владелец» и «нетитульный владелец».

Под первым понимается лицо, которое обладает закрепленными неким образом правами на владение имуществом (договор, право пожизненного наследуемого владения и т.д.). под вторым – человек, который пользуется имуществом вполне законно, но никаким образом это право не закрепляет (например, наследники переехали в квартиру умершей бабушки, право на квартиру закрепили, а на имущество внутри дома – нет, поскольку не сочли это необходимым). У нас также не принято как-то закреплять акт дарения (кроме недвижимости и особо ценного имущества) и даже передавать документы о покупке новому собственнику (например, чек).

Таким образом, далеко не все граждане могут доказать, что некое имущество находится у них в пользовании законно, и в отдельных случаях это может представлять проблему. Однако в целом в решении КС РФ нет ничего чрезвычайного и нового. Хотя определенное проблемное поле тут имеется», – сказала Александра Васильева.

Ну, как-то так.

Все материалы блога с развёрнутыми комментариями экспертов можно прочитать тут.

Повестка, тренды, мнения, эксклюзив. Неформально на Telegram-канале "Давыдов.Индекс"
Tags: коррупция
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments