Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Categories:

Два триллиона или утрата доверия: что даст России повышение НДС

Доходы бюджета от повышения налога на добавленную стоимость за три года превысят 2 триллиона рублей, посчитали в Министерстве финансов Российской Федерации. Кроме того, как передает информационное агентство РБК, ведомство назвало рекордным вызванный этим повышением рост доходов в 2019 году.
RIAN_6061213.MR.ru
В то же время в Минфине отмечают, что полный эффект от повышения НДС стал заметен только со второго квартала 2019 года.

Напомним, повышение ставки НДС до 20% вступило в силу с 2019 года. Это решение вызвало сомнения у многих экономистов, в том числе с точки зрения собираемости налогов, и правительство подвергалось критике за увеличение налоговой нагрузки на фоне незначительного экономического роста последних лет. Однако фискальный эффект оказался примерно на уровне ожиданий Минфина, а в обновленные проектировки ведомства был включен ожидаемый дополнительный доход в размере свыше 2 триллионов.

О том, что именно дает стране такой рост доходов бюджета и почему, а также о том, нет ли каких-то иных последствий у повышения НДС, помимо оцененных Минфином, и о том, какие вопросы возникают у экономистов в связи с этим повышением, рассказал Владимир Норин, кандидат экономических наук, доцент кафедры мировой экономики и таможенного дела Хабаровского государственного университета экономики и права.

«Если помните, первоначально у нас был налог с продаж, потом ввели НДС, то есть налог на добавленную стоимость. И он был высоким. А где-то в 2000-2001 году, когда еще не было мирового экономического кризиса, ставку НДС снизили. Мотивировали это тем, что необходимо сделать налоговую нагрузку приемлемой для бизнеса – и что деньги, которые высвободятся в результате понижения НДС, пойдут на развитие бизнеса. И, в общем, это оправдывало себя. Однако не так давно экономический блок правительства решил, что НДС необходимо повысить. Заговорили о том, что денег в доходной части бюджета мало и нужно вновь увеличить ставку НДС.

Утверждалось, что это никак не отразится ни на бизнесе, ни на населении. Однако надо учесть вот что: цены растут – так что, естественно, налог на добавленную стоимость в абсолютном выражении тоже будет тоже расти. А еще не надо забывать о том, что конечным налогоплательщиком является рядовой потребитель товаров, работ и услуг, то есть население. А предприятия, которые этот налог перечисляют в бюджет Российской Федерации, являются посредниками между потребителем и государством. Так что это от лукавого – налог на доходы физических лиц, налоги с бизнеса. В конечном итоге все налоги платим мы, рядовые потребители. Поэтому увеличение налогов ведет к снижению доходов населения и снижению потребительской активности.

Говорят, что инфляция у нас низкая, который месяц уже практически нулевая, но ведь потребительская корзина растет по-прежнему, а при низкой инфляции цены не должны расти. Да, официально в год у нас инфляция составляет четыре с небольшим процента. Но, извините, цены растут за год не на четыре с половиной процента! Да, денег у государства много, бюджет у нас профицитный. Он же выстроен, исходя из цены на нефть в 40 с чем-то долларов за баррель, если не ошибаюсь, а баррель нефти на сегодня стоит 60 с лишним долларов, даже почти 70 долларов. Но куда идут эти «лишние» деньги? В Фонд национального благосостояния и другие копилки? И как же результат? В результате при профицитном бюджете потребительская активность населения снижается. Впервые за последние годы у нас потребление бензина стало сокращаться: опубликованы официальные данные о том, что за прошлый год оно снизилось на 1%. О чем говорит? О том, что уже принятые меры привели к реальному снижению потребительской активности населения, снижению покупательной способности населения, если хотите.

Итак, доходная часть бюджета получит за счет повышения НДС те суммы, которые назвали СМИ со ссылкой на Минфин. Но по-прежнему неясно, нужны ли нам эти дополнительные доходы при таком профиците бюджета. Еще интересно: почему при таком профиците у нас Пенсионном фонде колоссальные дыры, почему там нет достаточных средств на индексации пенсий работающим пенсионерам, которые эти деньги зарабатывают? У нас количество работающих пенсионеров (а это около 4 или даже почти 5 миллионов) теперь сократилось, потому что им не индексируют пенсию. То есть с рынка труда ушло работоспособное население, причем в общем-то у нас есть недостаток трудовых ресурсов. Получается, что хотя возраст выхода на пенсию увеличивали, чтобы было как можно больше работающих пенсионеров, их число сокращается. Этот парадокс возник закономерно: ведь пока пенсии работающим не индексируют, пенсионерам логично уходить с рынка труда.

Поэтому – ну и что, что мы получим дополнительные доходы? А куда их отправят: снова в копилку или направят на развитие? И какова цель этого повышения? Неужели дальнейшее снижение покупательной способности населения? Ведь, в конечном итоге, как мы уже проговорили, оплачивает эти налоги население. Я бы сказал, что не очень понимаю смысл сделанного. Разве у нас такие богатые компании, малый и средний бизнес и население, что все они не знают, куда деньги девать? Или государство не может обеспечить население товарами и услугами и просто изымает лишние деньги через повышение ставки НДС? Так у населения лишних денег нет. У государства есть, раз у нас профицит бюджета, а у населения нет.

Словом, еще вопрос, для чего НДС повышали, куда пойдут эти деньги и нужны ли они сегодня бюджету – притом, что бюджет профицитен. А мы ведь как-то с вами уже говорили: кривая Лаффера (отображение зависимости между налоговыми поступлениями и динамикой налоговых ставок – прим.ред.) показывает, что избыточное налоговое бремя приводит к снижению предпринимательской активности. Сегодня у нас налоговое бремя – хотя президент и премьер-министр на всех крупнейших экономических форумах говорят, что у нас очень либеральное налоговое законодательство по сравнению с другими странами – достаточно высокое. И инвестиционная активность почему-то не бьет ключом – ни со стороны зарубежных, ни со стороны отечественных инвесторов.

Мне кажется, экономический блок нашего правительства в вопросе налоговой политики впадает из крайности в крайность, сначала снижая ставку налога, а затем повышая ее. Аргументы в обоих случаях одинаковы: мол, это принесет дополнительный доход в бюджет, простимулирует экономическую активность малого и среднего, да и крупного бизнеса. То есть за примерно 15 лет, или сколько там точно прошло с момента снижения НДС, нужного эффекта от ранее принятых мер ждать перестали и начали ждать его от мер обратных. О чем это говорит? О недальновидности либо о том, что в правительстве принимали или сейчас принимают неправильные решения.

Но если сейчас в экономическом блоке правительства не ошибаются, все равно остаются без ответа те вопросы, которые я формулировал. Для чего нужно повышение НДС, неужто не хватает денег при профицитном бюджете? Плюс повышение налогового бремени никогда не приводило и не приведет к повышению активности предпринимательской активности приводила и не приводит – оно всегда ведет к чему к снижению покупательной способности населения и снижению предпринимательской активности. Так зачем оно потребовалось? Для меня это, например, пока неразрешимый вопрос.

Можно ли сравнить эту ситуацию с ситуацией в других странах? В Соединенных Штатах Америки нет налога на добавленную стоимость. Он используется в Европе, насколько я помню, но ситуации с Европой у нас различаются. Я считаю повышение налога на добавленную стоимость стратегической ошибкой. Потому что можно таким образом, что называется, снять сливки. А что потом? Говорят, население привыкнет, бизнес привыкнет. Конечно, привыкнут – люди ко всему привыкают. Только каким будет результат, чего от этого шага ожидают? Всего лишь повышения поступлений в доходную часть бюджета? А зачем отбирать у населения деньги через повышение ставки налога, чтобы потом их возвращать обратно населению через социальные программы?

Получается, отобрали, а потом говорим: «Возьмите поменьше, мы вам дадим, мы добрые». Так, что ли? Так ведь еще и не дают, вот что интересно! Деньги обратно не приходят. У нас профицитный федеральный бюджет, а все региональные – дефицитные! На этом фоне логично возникает вопрос о грамотности специалистов, формирующих налоговую политику. Непонятно, для чего и с какой целью это делается. И ведь потом, вполне вероятно (такое бывало уже неоднократно) скажут: это было ошибочно! Но когда дров уже наломали, исправить дело сложно. Ломать – не строить, вы же знаете, а доверие к действиям правительства со стороны бизнеса и населения восстановить не легче, чем выстроить нечто новое. И об этом явно говорят все происходящие в стране события. Думаю, безграмотная экономическая политика только осложнит социальные проблемы, которые есть в нашем обществе», – сказал Владимир Норин.
Tags: Минфин, Силуанов, бюджет
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments