Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Category:

Протестная активность в России: ждать ли ее роста и политизации

Протестная активность в России может расти, причем может происходить политизация протестов – к такому выводу пришли эксперты Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК).
RIAN_6046811.MR.ru
Как пишет газета «Ведомости», в докладе под названием «Неполитический протест в регионах» эксперты АПЭК отметили, что дальнейшем в протесты будут вовлекаться все больше людей, прежде остававшихся далекими от политики.

Особенно активно в последнее время протестуют в регионах, где к проблемам социальным присоединились экологические, отметили авторы доклада. При этом они говорили о преодолении территориальной локализованности акций, приводя пример с выступлениями против мусорного полигона в Шиесе (Архангельская область – прим. ред.), которые были поддержаны даже в Москве и Санкт-Петербурге. Что же касается политизации выступлений, то к этому способна привести консолидация различных групп и объединения требований в условиях их длительного неудовлетворения, полагают в АПЭК.

В то же время другие политологи, опрошенные изданием, отнеслись к выводам специалистов АПЭК достаточно спокойно. Политолог Глеб Кузнецов, например, назвал вывод о возможном росте числа протестных акций «общим местом» и отметил, что, по сути, можно говорить об общемировой тенденции, так как что весь 2019 год можно считать «годом протестов» в самых разных странах. «Уличная протестная активность в мировом тренде, не только в российском», – подчеркнул он.

О том, есть ли основания ожидать роста числа протестов в России в ближайшие годы и их политизации и почему, а также о том, можно ли говорить об общемировом тренде на протестную активность, рассказал Дмитрий Солонников, директор Института современного государственного развития (Санкт-Петербург).

«Рассуждать о том, можно ли ожидать роста протестов, немного некорректно – с той или иной долей вероятности ожидать можно всего. И извержения на Эльбрусе, например, тоже можно ожидать с определенной долей вероятности. И даже нужно готовиться к каким-то чрезвычайным событиям, понимая, что с определенной долей вероятности такое может произойти. Так что да, определенный рост протестов возможен. А может ли быть их политизация? Да, без сомнения. Но нужно оценивать, какова вероятность такой ситуации.

На мой взгляд, говорить, что с огромной или даже стопроцентной вероятностью протесты будут расти, все-таки никак нельзя. Когда об этом говорят сейчас, я воспринимаю это прежде всего как рефлексию по поводу ситуации 2019 года, причем ситуации прежде всего в Москве. Не секрет, что многие политологи живут и работают в Москве, внутри Садового кольца или недалеко от него – и они рассказывают о том мире, который виден из окон их квартиры или их кабинета. Но считать, что ситуация во всей стране такова, конечно, нельзя.

Что же можно положить в основу прогноза в области протестов? Прежде всего, нужно смотреть на удовлетворительность социально-экономического положения. И здесь мы действительно переходим к ситуации во всем мире. Сейчас всюду наблюдается как минимум стагнация социально-экономического роста, остановка увеличения социально-экономического благополучия населения. Впервые мир приходит к ситуации, когда поколение детей будет жить хуже, чем поколение отцов. Такого не было никогда в ХХ веке, если не считать периода Второй мировой войны.

Итак, за вычетом того времени весь ХХ век, год от года, социально-экономическое положение населения улучшалось. Сейчас ситуация впервые перевернулась: то, что могли себе позволить родители, дети позволить себе не могут. Это так для всех развитых стран – для стран Европы, во многом и для США. И ситуация, естественно, вызывает недовольство. Внятного альтернативного курса пока никто не предложил, но недовольство есть. «Мы не хотим, как сейчас; как по-другому, мы не знаем, но как сейчас – не хотим», – таков лейтмотив настроений недовольных. Поэтому к власти приходят разные популистские и радикальные группы.

В результате мы наблюдаем «желтые жилеты» во Франции (протестное движение, связанное с так называемой «топливной революцией» – прим.ред.), выступления по поводу Брекзита в Великобритании, рост популярности «Альтернативы для Германии» в ФРГ (правая и даже ультраправая партия – прим.ред.), рост популярности «Движения пяти звезд» в Италии (популистская и отчасти евроскептическая партия – прим. ред.), и так далее, и тому подобное. Можно пройтись практически по всем странам и увидеть, что подобное там происходит. И вряд ли стоит полагать, что Россия в этой ситуации будет как-то выбиваться.

Социально-экономические показатели в России сейчас далеко не лучшие: пять лет падают доходы домохозяйств, и если послушать, что говорит социально-экономический блок правительства, то станет ясно: в перспективе двух-трех лет нет оснований ожидать хорошего. Идут разговоры о том, что индексации пенсий недостаточно, а денег в Пенсионном фонде все равно нет, так что старшее поколение не сможет получать деньги, которые ему вроде бы обещали. Рост экономики у нас ожидается на уровне нуля. И так далее, и так далее. И это все реальность, а это, конечно, будет вызывать недовольство. Но усиление протестов зависит главным образом от того, будет ли пройдена «точка терпения».

В России она гораздо «дальше», чем в странах Западной Европы, и готовность выходить на улицу потому, что жить стало совсем невмоготу, в России гораздо сложнее реализуется, чем в европейских странах. В России люди больше готовы терпеть, сцепить зубы, но ничего не менять, потому что считают, что не дай бог повторится ситуация 1990-х. Можно сказать, что лозунг «Лишь бы не было войны», известный в стране с ХХ века, остался в общественном сознании, никуда не делся. То, что пережило население России, Европе и не снилось. Что значит «жить плохо», в России понимают значительно лучше, и это объективный факт.

Поэтому говорить о том, что ухудшение положения обязательно вызовет протесты, не приходится. Но думаю, здесь будет очень важен вопрос регионализации. Тут срабатывает другой, не напрямую связанный с социально-экономической ситуацией важный аспект – качество управляющих элит, в том числе региональных. Если они будут совершать катастрофические ошибки, какие-то безумные с точки зрения населения ходы, если коммуникация с населением будет плохой, то будут и протесты. Их можно избежать, и целого ряда протестов, которые мы уже видели, тоже можно было избежать, потому что протесты часто провоцируются безграмотными управленческими решениями.

Тот же Шиес мог не стать причиной выступлений: нормальная коммуникация с населением и нормальное объяснение того, что и как происходит – и ничего бы не было. Можно было бы объявить конкурс среди субъектов Федерации, кто за обозначенные деньги готов принять у себя комплекс по переработке мусора – и, в конце концов, получилась бы очередь регионов, которые были бы рады получить эти миллиарды, чтобы помочь своему бюджету. А выступлений не было бы. Думаю, что и та же Архангельская область могла быть в числе претендентов, если объяснять людям все как следует, нормально с ними коммуницировать. Предъявить им прозрачную схему, показать, как это потом скажется на уровне жизни.

По-моему, именно безграмотные управленческие решения в случае с Шиесом привели к возникновению кризиса. То же самое имело место в других регионах – в Забайкалье, в Ингушетии, в Калмыкии. Любой из массовых протестов последнего времени в этом смысле рукотворен, ничего обязательного в их появлении не было. Поэтому, подводя итог, повторю: обязательны ли протесты? Нет, необязательны. Будут ли они? Статистически вероятно, что будут, потому что качество подготовки управленческих элит пока не изменилось. Они делали ошибки до сегодняшнего дня – значит, скорее всего, будут делать их и дальше. Но говорить, что ошибки обязательны, странно. Никто не заставляет нас их делать.

Ну, и немало также зависит от того, произойдет ли мировой кризис, о вероятности которого говорят экономисты. Если произойдет, то года за два-три ситуация и в мире, и внутри России изменится настолько, что станет совершенно не до локальных протестов. Особенно если будет повторяться сценарий 1930-х годов. Россия теперь так вписана в мировую экономику, что если наступит мировой кризис, он и ее затронет. И тогда точно будет не до локальных выступлений – будут преобладать настроения «нужно держаться друг за друга, чтобы выстоять». Кроме того, на ситуацию могут повлиять и иные мировые катаклизмы, поскольку они отразятся на настроениях населения», – сказал Дмитрий Солонников.

Ну, как-то так.

Все материалы блога с развёрнутыми комментариями экспертов можно прочитать тут.

Повестка, тренды, мнения, эксклюзив. Неформально на Telegram-канале "Давыдов.Индекс"
Tags: протест
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments