Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Categories:

Способны ли нацпроекты «разогнать» экономику России

Национальные проекты не способны вывести российскую экономику из стагнации. Такого мнения придерживается большинство экспертов, участвовавших в ежегодной конференции агентство Moody’s 24 октября в Москве, пишет газета «Коммерсантъ». По ее сведениям, основной темой  конференции стало обсуждение влияния нацпроектов на потенциальной рост экономики.

lori-0002509590-bigwww

В результате, по сообщению издания, участники конференции пришли к согласию в том, что финансирование нацпроектов не окажет долговременного эффекта на развитие экономики. С их точки зрения, эффект возможен только разовый, а выход из стагнации, в которой Россия пребывает, по разным оценкам, от нескольких до десяти лет, реален только в случае реформы институтов и защиты прав собственности, а также эффективной борьбы с коррупцией.

О том, способны национальные проекты «разогнать» российскую экономику, или без изменения институтов, отношения к правам собственности и без борьбы с коррупцией эффект от нацпроектов будет не очень значительным, а также о том, существует ли некая альтернатива нацпроектам как мерам ускорения развития экономики, рассказал Максим Сафонов, профессор РАНХиГС.
«Чтобы не рассуждать долго о том, что такое «драйверы роста», скажу так: любой проект, являющийся национальным, влияет на экономику страны. Тем более что для реализации этих проектов предусмотрены достаточно существенные ресурсы. Так что рост благодаря реализации проектов очевидно будет. Не могу сказать, что он будет взрывным, но он будет.

Высказывается мнение, что ускорить рост экономики таким образом не получится, что эффект от их финансирования окажется разовым. Но смотрите: национальные проекты закончиться не могут – они, по сути, навсегда. Невозможно говорить, что кончится нацпроект «Наука», «Демография» или «Здравоохранение», потому что наукой, демографией и здравоохранением будут заниматься всегда. У этих проектов есть сроки с точки зрения реализации, однако они не предполагают завершения в целом. Начнется просто новый этап, появятся новые координаты, новые ориентиры – но национальные проекты все равно будут продолжаться.

Могут ли они «разгонять» экономику, ускорять ее рост? А что такое этот «разгон»? Мы не знаем, с какой скоростью экономика должна развиваться. Это же не транспортное средство, на котором едешь со скоростью 50 километров в час – и все нормально, на 90 километрах в час уже иногда тревожно, а на 130 – дух порой захватывает. Экономика должна развиваться в рамках определенных динамических критериев. Но для ответа на вопрос надо будет определить, что есть «скорость», до которой ее можно разгонять.

Сейчас некоторые говорят, что она фактически находится в стагнации чуть ли ни 10 лет. Знаете, относительно достоверности заявлений есть такой анекдот: «По заявлению Росстата, все 100% населения России верят исключительно официальной статистике». На деле мы не знаем, что именно считать стагнацией. Если спросить меня, я сказал бы, что не нужно считать то, что не считается – нужно вообще иначе смотреть на то, что такое развитие.

Условно говоря, некий показатель ВВП хорош был в 1971 году, когда Саймон Кузнец получил за него Нобелевскую премию (американский экономист, лауреат премии по экономике памяти Альфреда Нобеля «за эмпирически обоснованное толкование экономического роста, которое привело к новому, более глубокому пониманию экономической и социальной структуры и процесса развития в целом»  – прим.ред.). Но никто давно уже не ориентируется на некие абстрактные показатели, которые мелькают у нас в прессе и в официальной отчетности. Ориентироваться на них в данном случае бессмысленно: во-первых, мы не знаем, достоверны ли они, а во-вторых, они не отражают реалий ХХI века.

Есть масса способов оценки того, как влияет развитие экономики на уровень жизни – вопрос в том, готовы ли мы их применять. Допустим, ООН уже довольно давно публикует индексы национального счастья; или, к примеру, на Международном экономическом форуме в Давосе обсуждаются разные кумулятивные индексы, где ВВП вообще не является существенным. Вот тоже вариант оценки развития экономики  через уровень жизни: каждый сам может определить, стало ему лучше или нет, беспокоит его лично ВВП или не очень. Так что давайте перестанем говорить о каких-то никому не понятных цифрах, а будем говорить о реальных вещах.

Есть ли какие-то способы, помимо нацпроектов, повышать потенциал роста российской экономики? Да, тут может влиять многое – та же самая «регуляторная гильотина», например, о которой много говорят. Нам действительно нужно избавиться от огромного количества ненужных законных и подзаконных актов. Что есть «свобода предпринимательства», каким образом она регулируется и дерегулируется? Вот таким, в частности. Давайте просто не будет запрещать что-то делать. Как говорится, «главное – не мешайте».

Есть и меры чисто экономического характера – их масса. Это и снижение ставок, и упрощение процедуры получения финансирования, и выбор конкретных приоритетов, которые реально влияют на уровень жизни, движение в их направлении. Можно назвать еще очень многое. Но, на мой взгляд, у нацпроектов есть одно преимущество: они уже структурированы, они именно проекты.

Любой проект имеет достаточно жесткую форму, предполагает некие расчеты, меры контроля и исполнения. Для сравнения можно так сказать: это примерно как диета. Не факт, что она поможет сбросить 30 килограммов, но питание нормализует. Если будете делать это системно, увидите результат – несколько килограммов точно уйдут. То есть, улучшения благодаря нацпроектам все равно будут», – сказал Максим Сафонов.
Tags: экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments