Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Categories:

Нереалистичный прогноз. Что не так в проекте бюджета

Проект бюджета на 2020-2022 годы является слишком жестким, а прогноз, на котором он основан, не отражает реального положения дел, убеждены аудиторы Счетной палаты. Такой же точки зрения придерживаются эксперты Высшей школы экономики, которые также дали отзывы на законопроект федерального бюджета на три года.

RIAN_5981311.MR.ru
Как пишет газета «Ведомости», эксперты полагают, что все три сценария прогноза ориентируются на достижение целей майского указа президента России, просто с разной скоростью. При этом некоторые показатели прогноза противоречат друг другу. В результате новый бюджет не поможет достичь целей, намеченных президентом России Владимиром Путиным в сфере экономики, убеждены они.
Например, прогнозы предполагают рост реальных располагаемых доходов населения при снижении зарплат, а также ускорение роста российской экономики до 3,1% в 2021 году на фоне замедления мировой экономики и падения цен на нефть. Предполагается и ускорение роста ВВП при замедлении промышленности. Как отмечает издание, поэтому эксперты сомневаются в возможности запланированного ускорения роста экономики, заметного увеличения инвестиций и сокращение вдвое бедности в 2024 году.
По оценке Счетной палаты, в действительности бюджет может недополучить более 700 миллиардов рублей. Как поясняет газета «Коммерсантъ», в прогнозе поступлений не учтены изменения по акцизам на табак, прямогонный бензин и другие, да и госкомпании могут выплатить меньше дивидендов бюджету, чем ожидают авторы законопроекта. Что до темпов роста ВВП, то он, по мнению аудиторов, 2021-2024 годах может не превышать 1,5-2%.
Минэкономразвития предполагает, что структурные реформы, рост инвестиций и выполнение национальных проектов смогут ускорить рост экономики. Однако в Счетной палате пришли к выводу, что оценка вклада структурных реформ этот рост завышена. Аудиторы отмечают также, что часть показателей по большинству госпрограмм может быть не достигнута.
Говоря о предполагаемом резком при росте ВВП в 2021-22 годах, глава Счетной палаты Алексей Кудрин отметил, что не видит объяснений для такого прироста. «Мы считаем, что такого роста не будет», – приводит издание высказывание Кудрина, представившего заключение Счетной палаты на заседании бюджетного комитета Государственной Думы. Что же касается роста инвестиций, то в Счетной палате сочли недостаточными меры по улучшению инвестиционного климата, которые в теории должны простимулировать частные инвестиции.
О том, есть ли основания рассчитывать на ускоренный экономический рост и рост инвестиций в России в ближайшие годы и почему, рассказал Сергей Хестанов, доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела (ФФБД) РАНХиГС, советник по макроэкономике гендиректора компании «Открытие брокер».
«Процентов на 90 я с озвученным экспертами Счетной палаты и НИУ ВШЭ согласен. Вообще при составлении бюджета всегда наблюдается противоречие между надежностью (и, соответственно высокой вероятностью выполнения тех или иных целей) и экономическим ростом: как правило, высокий экономический рост получается тогда, когда бюджет выглядит достаточно рискованно. И наоборот: очень консервативный бюджет, скорее всего, удастся выполнить, но при этом темпы экономического роста будут наблюдаться достаточно низкие. Так что эксперты абсолютно правильно обратили внимание на то, что российский бюджет сверстан с большим запасом прочности, но при этом достигнуть высоких темпов роста, скорее всего, не удастся.
И в Счетной палате неслучайно не видят объяснений для того запланированного резкого прироста ВВП, который указан в проекте бюджета. Опыт показывает, что резкий рост ВВП должен иметь под собой некую причину. Это могут быть радикальные улучшение условий ведения бизнеса в стране (но это фантастика ближайшее время), либо какой-то крайне благоприятный внешний фактор. Например, с начала 2000-х и по 2008 год наблюдался значительный рост цен на нефть, и доходы от ее продажи, перераспределяясь по экономике, вызвали довольно высокие темы роста. Сейчас же у нас нет условий ни для глобального роста нефтяных цен, ни для формирования радикального улучшения бизнес-климата.
У нас десятилетиями идут разговоры о том, что бизнес-климат улучшать надо, но реально улучшений не происходит. Поскольку от разговоров для действий – очень большая дистанция, а те решения, которые принимаются в последние годы, в большей мере направлены на ухудшение бизнес-климата, чем на улучшение. Так что действительно, есть серьезные резоны считать, что намеченных темпов роста достигнуть не удастся. Вот этот негативный прогноз выглядит достаточно надежным.
У нас уже несколько лет как наблюдается и даже закрепилась тенденция к сохранению низких темпов экономического роста – говоря простым языком, к застою. Несмотря на то, что официально провозглашается курс на ускорение экономического роста, большая часть решений, которые на практике принимаются, консервируют застой. Делается это не просто так: вероятнее всего, основной мотив, который подталкивает к таким решениям, – это опасение сильного ухудшение экономической конъюнктуры. Если принять это в качестве рабочей гипотезы, то становится понятно, почему такого сорта решения выносят.
А что касается возможности роста инвестиций… Дело в том, что инвестиции сильно зависят от инвестиционного климата и в какой-то степени от санкционной риторики. Соответственно, периодически возникающая тема санкций плюс достаточно неблагоприятный внутренний инвестиционный климат естественным образом делают привлекательность российской экономики для инвестиций низкой. Что очень хорошо видно по сохранению большого оттока капитала. То есть, несмотря на все возможности, для большинства инвесторов экономика России остается достаточно рискованной. И даже та прибыль, которая заработана внутри России, как правило, из нее выводится.
Что же до споров по поводу размеров отчисления в бюджет дивидендов со стороны государственных компаний, то эта история повторяется каждый год. Каждый год идет «борьба бульдогов под ковром» за то, чтобы оставить госкомпаниям как можно больше средств. Минфин в этой борьбе выступает с одной стороны, представители госкомпаний – с другой, и обычно находится какой-то компромисс. С учетом того, что российский бюджет сейчас исполняется с довольно большим профицитом, мне кажется, что полностью планы по перечислению денег в бюджет со стороны госкомпаний выполнены не будут. Но на расходную часть бюджета это не повлияет просто в силу того, что текущий профицит достаточно велик», – объяснил Сергей Хестанов.
Tags: Силуанов, бюджет, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments