Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Categories:

Что может вывести российскую экономику из стагнации

Для вывода экономики России из стагнации нужно принимать активные меры в области бюджетно-налоговой политики – в частности, такие, которые помогут поддержать спрос и экспортоориентированные отрасли хозяйства. Эти выводы были изложены в обзоре института «Центр развития» Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ), передает информационное агентство «Интерфакс».

10554726654_efaa5c6c41_k-1-1024x564

Обзор, на который ссылается информагентство, носит название «Комментарии о государстве и бизнесе». В нем отмечается, что экономический рост в России в первом полугодии 2019 года замедлился до уровня 0,7%, что заметно меньше показателя за аналогичный период 2018 года (тогда рост составил 2%).

О том, что могут дать предложенные экспертами способы вывода российской экономики из стагнации и какие вообще меры способны содействовать ускорению экономического роста РФ, рассказал Алисен Алисенов, доцент кафедры экономики и финансов факультета экономических и социальных наук РАНХиГС, кандидат экономических наук.

«Вопрос о том, как ускорить экономический рост, достаточно серьезен и масштабен, но некоторые направления я мог бы выделить. Можно говорить о мерах, которые помогли бы повысить спрос, повысить реальные доходы населения – и тем самым запустить экономику Российской Федерации, приостановить ее стагнирование. Но я считаю, что ставку все-таки нужно делать на развитие малого и среднего предпринимательства. Думаю, резервы роста в этой сфере у нас достаточно высоки, просто этот сегмент экономики пока недооценен.

Смотрите: доля малого бизнеса в ВВП по официальным данным составляет 22% (экспертные данные говорят, что около 20%). Это ничтожно мало. А ведь именно когда государство поддерживало развитие малого и среднего предпринимательства, развивался средний класс. Сейчас мы видим тенденцию к сокращению его доли, и это проблема не только России – она общемировая. Но средний класс по-прежнему важен, и он по большей части ассоциируется с предпринимателями в сфере малого и среднего, а не крупного бизнеса.

Если помните, перед нами стоит задача до 2024 года довести долю малого бизнеса в ВВП до 40%. Но те меры налогового регулирования, та бюджетно-налоговая политика, которую проводит правительство, не дают реальных предпосылок для развития малого и среднего бизнеса. Вспомните о планах отменить ЕНВД (Единый налог на вмененный доход, специальный налоговый режим, при котором на определенные виды деятельности государство само определяет примерный объем дохода для расчета налога; он заменяет такие налоги как НДС, НДФЛ, налог на прибыль, налог на имущество – прим. ред.) с 2021 года. Думаю, эта отмена сильно ударит по малому бизнесу, и количество малых предприятий существенно сократится.

Особенно это может быть заметно в регионах, ведь одной из причин отмены ЕНВД стало то соображение, что предприниматели используют этот режим с целью ухода от налогов за счет дробления бизнеса и получения необоснованной налоговой выгоды. Но следует отметить, что таким образом этот режим использовался крупными предприятиями, а не малыми – малым просто нечего дробить. Так что я говорил бы о необходимости реформирования системы применения ЕНВД, но не отмены ее. Этот налоговый режим используют 20% предпринимателей, а переход на УСН (Упрощенная система налогообложения, налоговый режим, подразумевающий особый порядок уплаты налогов и ориентированный на представителей малого и среднего бизнеса – прим.ред.) увеличит администрирование их бизнеса и их налоговую нагрузку.

Кроме того, мне кажется, необходимо реформировать налоговую систему так, чтобы сделать отечественные компании конкурентоспособными. Давайте посмотрим на нашу систему налогов. Мы видим, что достаточно большое их число у нас включаются в себестоимость продукции. Тем самым мы их перекладываем на конечного потребителя в составе цены. В частности, следует упомянуть о страховых взносах: они у нас высоки как нигде в мире. Причем практика экономически развитых стран показывает, что реально эффективная ставка страховых отчислений гораздо ниже нашей – где-то в районе 20%. 30% на фонд оплаты труда, как у нас, – это все-таки много.

Далее. Мы видим, что последние пять лет увеличивается квазифискальная нагрузка – за счет введения тех или иных страховых сборов и индексации этих сборов. К примеру, одно из последних изменений – индексация утилизационного сбора. Как мы можем поддерживать отечественного автопроизводителя, повышая утилизационный сбор? Это же увеличит цену продукции на десятки тысяч рублей! Но мы видим повышение этого сбора; точно так же мы видим, как периодически индексируется экологический налог – а это увеличивает нагрузку как на импортеров, так и на производителей отечественной продукции. Естественно, это перекладывается на цены и в итоге – на конечного потребителя, то есть отечественная продукция теряет свою конкурентоспособность. Между тем многие страны в целях повышения конкурентоспособности пытаются снизить налоговое бремя компаний, перекладывая его на доходы наиболее состоятельных физических лиц. У нас же за все платят совсем не самые состоятельные.

Возьмем другой пример. Известно, что в 2020 году налоговая нагрузка на малый бизнес вырастет – это заложено в Основных направлениях бюджетной и налоговой политики на предстоящие три года. Мы сделали открытым перечень объектов, по которым регионы могут устанавливать возможность оценки имущества по кадастровой стоимости. Если раньше Налоговый кодекс четко выделял объекты, по которым налог на имущество уплачивался по кадастровой стоимости (это были деловые центры, торговые центры и так далее), то по новым правилам к перечню добавятся «иные объекты». В эту категорию попадают объекты незавершенного строительства, а также всякие теплицы, коровники, промышленные здания и так далее – а ведь кадастровая стоимость существенно отличается от балансовой, по которой считали прежде налог на это имущество!

Надо сказать, что у нас есть возможность добиться роста экономики за счет усиления налоговой нагрузки нефтедобывающих компаний. Путем, скажем так, инвентаризации всей природной ренты. Дело в том, что большая часть рентной выручки уходит из-под налогообложения. Учитывая, что мы страна, богатая природными ресурсами, получается, что от нас уходит достаточно значительный поток рентного дохода. Часть его выводится в оффшоры, часть работает на экономику западных стран – мы покупаем евробонды, облигации Федерального казначейства, ценные бумаги США и так далее. Часть дохода находится в тени и незаконно выводится за границу (тут можно вспомнить лесозаготовки: часть древесины нелегально вывозится из страны).

Мне кажется, необходимо лучше контролировать рентный доход, усилив налогообложение предприятий, на которых мы извлекаем его. При этом необходимо ослабить налогообложение капитала; сократить страховые взносы, чтобы сделать продукцию отечественных компаний конкурентоспособной; сократить долю косвенных налогов, которые мы перекладываем на потребителей. Последние 10-15 лет доля косвенных налогов по сравнению с долей прямых у нас все время растет, а превалирование косвенных налогов над прямыми говорит о том, что экономика страны относится к развивающимся. И если мы хотим, чтобы она стала развитой, нужно сокращать долю косвенных налогов и увеличивать налогообложение доходов и ренты.

И я считаю важным еще один момент. Налоговая система у нас является в основном централизованной, а нужно осуществить мероприятия по ее децентрализации. Нужно перераспределить налоговые потоки в пользу регионов. Дело в том, что, предоставив больше самостоятельности региональным местным бюджетам, мы сделаем регионы наиболее заинтересованными в конечных результатах деятельности компаний. А если повысить заинтересованность субъектов в налоговых поступлениях, то субъекты больше будут стимулировать рост предпринимательской активности и так далее.

Если предоставить регионам больше самостоятельности, можно будет сократить долю трансфертов из федерального центра. А ведь наличие большого количества трансфертов формирует в регионах иждивенческие настроения, когда в ожидании финансовых потоков из федерального центра регионы не прикладывают усилий для оптимизации собственной бизнес-среды, улучшения своего делового и инвестиционного климата.

Словом, как видите, тут нужна большая работа и комплексный подход», – объяснил Алисен Алисенов.


Ну, как-то так.

Все материалы блога с развёрнутыми комментариями экспертов можно прочитать тут.

Повестка, тренды, мнения, эксклюзив. Неформально на Telegram-канале "Давыдов.Индекс".

Tags: аналитика, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments