Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Category:

Зачем России четырехдневная рабочая неделя?

Возможный переход на четырехдневную рабочую неделю продолжает обсуждаться российскими СМИ. Пресса приводит высказывания премьер-министра России Дмитрия Медведева, уполномоченного по правам человека в России Татьяны Москальковой и представителей российских компаний по поводу идеи перехода на такой график.

4444

Как заявил глава российского правительства в эфире программы «Диалог» на телеканале «Россия-24», в рамках некоторых профессий перейти на сокращенную рабочую неделю можно «хоть завтра», но для других это возможно лишь в отдаленной перспективе. Он убежден, что трудовому законодательству нужно стать более гибким, однако не обязательно за счет уменьшения числа рабочих дней в неделе. «Можно так построить рабочий график, что человек будет занят, например, четыре дня в неделю или, наоборот, меньшее количество часов каждый день работать», – передает интернет-издания Lenta.ru слова премьера.

По оценке омбудсмена Татьяны Москальковой, сократить рабочую неделю едва ли возможно без предварительных специальных исследований, так как без них нельзя сказать, не приведет ли это к вынужденной интенсификации труда, передает информационное агентство РИА Новости.

Между тем российские работодатели к идее сокращения рабочей недели относятся в основном негативно, показало исследование портала HeadHunter. Как пишет газета «Ведомости», по заказу которой проводилось исследование, из 200 компаний лишь в 12% ответили положительно на вопрос, рассматривают ли они возможность перехода на четырехдневную рабочую неделю в ближайшие год-два. При этом 76% респондентов вообще не рассматривают ее.

Как показал опрос, работодатели полагают, что для четырехдневной недели потребуется нанимать новых людей и снижать зарплату уже нанятым, а производительность труда в результате снизится, но переработок станет больше и процесс выгорания работников ускорится. Не усматривают недостатков в четырехдневной рабочей неделе только 10% работодателей.

О том, каковы плюсы и минусы возможного перехода на сокращенную рабочую неделю, о вероятных последствиях такого перехода, а также о том, везде ли подобный переход вообще возможен и почему, рассказал Евгений Ицаков, старший преподаватель кафедры менеджмента и предпринимательства факультета экономических и социальных наук (ФЭСН) РАНХиГС.

«Идея о переходе на сокращенную рабочую неделю стала широко обсуждаться после того, как премьер-министра Дмитрия Медведева спросили, рассматривается ли вообще вопрос о четырехдневной неделе. Он ответил как-то вроде «Мы вообще много вопросов рассматриваем, в том числе и этот», поскольку он возглавляет правительство, а в правительстве обсуждают любые вопросы, которые могут возникать. Но этот ответ вызвал цепную реакцию.

Глава Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков отреагировал на идею одобрительно и, будучи депутатом Госдумы, выступил с соответствующей законотворческой инициативой. Поскольку идеалом в представлении профсоюзов является положение дел, при котором люди не работали бы, но получали бы максимально возможные деньги. Увы, в жизни так не бывает… Тем не менее, инициатива обсуждается всерьез, поскольку прозвучала из уст первых лиц государства. А по факту она – ненужная, несвоевременная и, в сущности, базируется лишь на нескольких экспериментах, которые прошли в разных странах.

Эксперименты проводились, например, в Голландии, в Великобритании, в Австралии – там некоторое количество компаний, причем передовых технологических, перешли на четырехдневную рабочую неделю и увидели прирост производительности труда. Однако это не стало массовым трендом нигде. Нет стран, которые перешли бы на четырехдневную рабочую неделю и на ней остались.

Некоторые государственные учреждения в некоторых штатах США (в Колорадо, в частности, насколько я помню) проработали в этом режиме пару лет, но отказались от него. Да, пока они функционировали в таком режиме, они его хвалили, однако после признали такой график неэффективным. Но, думаю, это так всегда: когда кто-то принял решение, он рассказывает всем, что оно хорошее – пока не понимает, что от него пора отказываться.

Надо сказать, что для ряда IT-компаний такой график в принципе нормален – сейчас во многих технологических компаниях, а также в творческих компаниях (видеопродакшн, фотостудии и так далее) нет обязательных рабочих часов пять дней в неделю с 9 до 18. Люди приходят, когда могут и когда нужно, делают что нужно – и пока компания остается прибыльной, продолжает приносить деньги, так работать можно. Но хотя таких компаний и становится больше, их доля в экономике невелика.

Есть профессии, где это просто невозможно или неудобно. Например, в сельском хозяйстве все равно надо доить коров каждый день в пять утра, или не будет без молока. Или в металлургии домна должна работать каждый день – остановить ее нельзя, она выйдет из строя. В этих сферах переход на четырехдневную рабочую неделю точно будет вызывать дополнительную финансовую нагрузку на работодателя – ему придется нанимать людей, которые на деле ему не нужны, но будут работать в те дни, в которые ранее нанятые работники будут отдыхать.

Или взять компании, работающие в сфере сервиса – те же кафе, рестораны. Там результат труда тоже очень сильно линейно зависит от количества работающих на предприятии и количества часов работы у них. Если там было четыре сотрудника и они работали пять дней в неделю, и если теперь работодатель обязан будет дать им возможность еще один день отдыхать, а работать только четыре дня в неделю, тогда сотрудников ему нужно будет уже пять. А это значит, что придется нанимать дополнительно людей.

Из чего работодатель будет им платить? Либо из своей прибыли, либо из зарплат уже работающих сотрудников, либо из того и другого. Допустим, он сохранит зарплаты на прежнем уровне, но наймет еще людей. Тогда вряд ли он будет склонен повышать зарплаты, а еще и недосчитается части прибыли. А прибыль нельзя воспринимать как «заработок буржуя, который эксплуатирует рабочий класс». Для предпринимателя прибыль – это источник реинвестирования в оборудование. То есть тогда на предприятиях не будет происходить обновления фондов, потому что деньги, которые могли бы потратить на это, будут тратиться на наем ненужных сотрудников.

То же произойдет и с деньгами на маркетинговые мероприятия, выход на новые рынки – всех этих ресурсов просто не будет. И, наконец, если прибыль сожмется в размерах, у предпринимателя снизится заинтересованность к ведению бизнеса в России. Бизнес в таком случае вполне может начать искать себе другую юрисдикцию, и те компании, которые платили налоги в России, будут тогда платить их вне России. А это нам совсем не нужно.

С точки зрения самих сотрудников выигрыш также спорный. Им дается дополнительный выходной, но везде ли есть условия, чтобы его нормально провести? В Москве вариантов масса, но если взять какой-нибудь моногород, где кроме градообразующего предприятия, по сути, ничего нет? В лучшем случае люди будут просто смотреть телевизор. У них нет возможности переобучиться, качественно провести время с детьми, сходить в театр или кино. У них есть возможность сходить в ближайший магазин, взять себе бутылку крепкого алкоголя и включить телевизор. Это проблема, и мы сейчас, по сути, людей к этому толкаем.

Есть еще момент, связанный с эффективностью. Большая эффективность не достигается в первый же день недели с первого же часа рабочего времени – человек в девять утра в понедельник не является самым производительным. Обычно в понедельник он, что называется, «раскачивается»; во вторник начинается рост производительности; пик производительности достигается в среду и четверг, а в пятницу люди начинают понемногу сворачивать дела. Если мы убираем пятницу, люди начинают сворачивать дела в четверг – и, по сути, мы рубим их на пике производительности. Это нехорошо, как ни посмотри.

А если взять аспект относительной производительности труда, то мы получим такую картину: вот будет Россия, в которой, с ее едва растущей экономикой, люди работают четыре дня в неделю, а вокруг – Китай, который работает шесть дней в неделю, и страны Евросоюза, Средней Азии, Закавказья, где работают пять дней в неделю. Это будет означать, что производство выгоднее разместить в любой стране, кроме России! А это уже – бомба под экономикой России, и я не знаю, зачем ее нужно закладывать. Хорошо еще, что общество в целом негативно на это смотрит.

Так что экономического смысла в идее нет, да и вообще получается, что мы хотим заставить людей, двигающих экономику, работодателей, платить за реализацию идеи, которая не полезна ни им, ни экономике в целом. Не будет удивительным, если в случае принятия законов на этот счет они решат уходить из страны. Так зачем нам это? И ведь у нас нет ни такой традиции в бизнесе – работать по четыре дня в неделю, ни даже особого опыта и признаков роста производительности труда; у нас нет проработанной инфраструктуры для проведения свободного времени. Думаю, что до тех пор, пока такой порядок не сложится естественным образом, не стоит директивно его вводить. Как минимум не стоит этого делать, пока весь мир не перейдет на четырехдневную рабочую неделю», – сказал Евгений Ицаков.

Напомним: предполагается, что Государственная Дума в ближайшее время обсудит предложения о переходе на четырехдневную рабочую неделю, а по итогам дискуссии с правительством, профсоюзами и работодателями могут подготовить соответствующие законопроекты. Об этом заявил 11 сентября председатель нижней палаты парламента Вячеслав Володин.

Ну, как-то так.

Все материалы блога с развёрнутыми комментариями экспертов можно прочитать тут.

Повестка, тренды, мнения, эксклюзив. Неформально на Telegram-канале "Давыдов.Индекс".

Tags: занятость, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment