Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Category:

Распределенная опека: кто справится с проблемой?

Законопроект о распределенной опеке, разработанный более трех лет назад, до сих пор не принимается Госдумой. Как подчеркивает один из авторов документа Елена Заболотскис, юрист Центра лечебной педагогики в Москве, правительство законопроект поддержало, однако вопрос упирается в нежелание пускать в сферу опеки некоммерческие организации.

care-4083343_960_720

Проект закона был разработан рабочей группой, в которую входили как представители правительства РФ и Совета Федерации, так и представители НКО, а также общественные эксперты и юристы. Проект, затрагивающий интересы лиц с психическими расстройствами и ментальными нарушениями, прошел первое чтение еще в 2015 году, однако затем дальше не продвигался. В 2017 году после поручений президента в сфере опеки работа к документу были подготовлены многочисленные поправки. Но даже с ними законопроект второго чтения по сию пору не прошел.

Как пишет газета «Коммерсантъ», без принятия законопроекта невозможна реформа психоневрологических интернатов, которая давно сделалась необходимой в связи с их перегруженностью и закрытостью. Однако документ встречает сопротивление Государственно-правового управления президента РФ. Почему эта структура занимает столь жесткую позицию, рассказала Любовь Храпылина, профессор кафедры труда и социальной политики Института государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы.

«Люди с психическими заболеваниями или ментальной инвалидностью, на мой взгляд, нуждаются в опеке не только со стороны семьи, но и со стороны каких-то уполномоченных органов власти – например, со стороны органов социальной защиты или других специализированных структур. Более того, я убеждена, что очень правильно сейчас врачи – именно лечащие врачи – поднимают вопрос о круглосуточной паллиативной помощи для такого рода тяжелых больных. И правильно они настаивают на том, что помощь эта должна быть связана с опекой.

Люди с ментальными нарушениями и душевнобольные беззащитны перед миром. Фактически, и родственники, и кто угодно, кто имеет с ними дело, могут их обвинять в чем-то, и это будет приниматься на веру. Что угодно – жалобы на неприемлемое в обществе поведение, сообщения об отказе от еды, и т.д. Так что было бы разумно, если бы у нас работали некие контролирующие происходящее службы.

В этом плане есть подвижки: социальные службы стремятся участвовать в контроле над принятием решений по поводу таких людей. Например, в вопросе о том, нужно ли помещать человека в стационар. Я имею в виду не только психиатрические больницы – у таких людей могут быть не только психические отклонения, но и другие заболевания. Они не застрахованы от них, у них точно так же, как людей со здоровой психикой, может, к примеру, случиться инфаркт или возникнуть иное острое состояние, требующее госпитализации.

На сегодня это вопрос никак не решен, комплексного подхода к оказанию помощи, который включал бы в себя социальную, медицинскую и юридическую составляющие, нет. Но и новый законопроект, который предлагается в сфере опеки в том числе над такими людьми, имеет массу пробелов. Какой смысл в том, чтобы принимать его, если он не будет работать? Государственно-правовое управление президента видит в нем массу несоответствий, видит то, что в реальной практике невозможно применить, поскольку это в чем-то будет противоречить другим законам, а в чем-то некоторые станет дублировать.

При работе над этим законопроектом необходимо найти взаимодействие между ключевыми ответственными структурами. Наши ведомства вообще разучились работать над поисками решения коллегиально, и это чрезвычайно неприятно. Нужно отбросить ведомственные амбиции и заняться решением вопросов, создавая рабочие группы из очень грамотных специалистов. И нужно в самом законе толково отобразить механизм его действия – не просто написать развернутое новое правило из кучи пунктов, которые вместе не сложатся, а создать функциональное целое. И, конечно, необходимо каждому приучиться выполнять свои функциональные обязанности – с этим тоже совсем плохо.

Стоило бы изучить опыт Германии и Австрии, которые в сфере опеки над людьми с ментальной инвалидностью многое устроили разумно. У них есть службы выездных социальных инспекторов – именно на случай нужды в срочной помощи. И нам следует, с учетом особенностей наших структур, создавать подобную же службу, иначе мир этих людей для нас останется закрыт. А там ведь есть масса проблем, и в зависимости от возраста они тоже различаются. У стариков из этой категории одни сложности, у детей – другие, у всех своя специфика, которая тоже имеет большое значение.

Мне кажется, инициаторами решения этого вопроса могли бы стать, к примеру, структуры, защищающие права ребенка. Или, может быть, надо создать какую-то новую государственную службу помощи таким особым категориям граждан. Потому что передача этих функций в частные руки у нас не получается. Много говорят о том, что для решения таких вопросов надо привлекать негосударственные, некоммерческие организации, социальных предпринимателей. Но пока это все пустые слова. Если говорить о предпринимателях, то все они хотят прибыли. Но здесь ждет не прибыль, а тяжелая работа, и на одном энтузиазме с нею не справиться.

Еще раз подчеркну: опыт Германии в этом плане очень интересен и хорош. А нам надо понять, как с учетом наших условий проработать законопроект, как гарантировать, что не случится такого, чтобы помощи самым нуждающимся в ней не было вовсе», – сказала Любовь Храпылина.


Ну, как-то так.

Все материалы блога с развёрнутыми комментариями экспертов можно прочитать тут.

Повестка, тренды, мнения, эксклюзив. Неформально на Telegram-канале "Давыдов.Индекс".

Tags: законопроект, социальная политика, социология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments