Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Categories:

Жизнь в кредит: тенденции и риски

Россияне стали охотнее брать потребительские кредиты на фоне сокращения реальных доходов, свидетельствуют данные опроса Фонда «Общественное мнение». Опрос проводили в мае 2018 года для Центрального банка России, а именно – для исследования инфляционных ожиданий и потребительских настроений населения; он охватывал первый квартал года.

money-79657_960_720

Опрос показал, что в сравнении с аналогичным периодом 2018 года жизнь в кредит получает все большее распространение. При этом в виду снижения реальных доходов должники со все большим трудом расплачиваются как с банками, так и с друзьями и родственниками. Кроме того, обращает на себя внимание тот факт, что реальные доходы должников снижаются в том числе из-за увеличения обязательных платежей по кредитам.

Если в 2017 и 2018 годах доля тех, кто брал кредиты для «адаптации к инфляции», составляла 2% и 5% от общего числа респондентов, только в мае 2019 года она достигла 9%. В немалой степени этот рост был обусловлен ростом именно потребительских кредитов, которые, по данным ВЦИОМ, в первом квартале 2019 года брали 16% граждан. Выплаты по таким кредитам, а также кредитам на неотложные нужды и выплаты по кредитным картам делают 32% респондентов, пишет газета «Коммерсантъ».

О проблеме закредитованности населения России говорилось в рамках Петербургского международного экономического форума. Так, министр экономики Максим Орешкин указывал на риски из-за роста потребкредитовария: по оценке министра, в случае сохранения ситуации рецессия может наступить уже в 2021 году, сообщило информационное агентство ТАСС.

По сведениям Банка России, на 1 мая 2019 года потребительский кредитный портфель увеличился почти на 24% по сравнению с показателем на 1 мая 2018 года. В то же время руководитель Банка Эльвира Набиуллина, выступая на ПМЭФ, подчеркивала, что угрозы финансовой стабильности из-за кредитования она не видит. «Совершенно ложно считать, что сейчас уже есть риски финансовой нестабильности или пузыря», – привело ее слова информационное агентство РБК.

Между тем Всемирный банк в своем докладе также отметил слишком высокие темпы роста розничного кредитования как одно из пяти явлений, несущих в себе риски для российской экономики. Правда, оговариваются во Всемирном банке, угроза финансовой стабильности лишь может возникнуть в случае ухудшения макроэкономической ситуации, а сами темпы роста розничного кредитования меньше, чем, к примеру, были в 2012-2013 годах. К тому же процентные ставки сейчас ниже, чем тогда, и нет признаков роста проблемных кредитов, указывает РБК.

О том, как в России растет лояльность к жизни в кредит, а также о том, к чему может это привести, рассказал Антон Табах, главный экономист «Эксперт РА», доцент ВШЭ и МГУ.

«Опросы в таком деле, как данные о потребительском кредитовании, – источник ненадежный, лучше смотреть на кредитные истории – как по статистике, так и по тому, как именно кредиты выплачивают. И тогда оказывается, что динамика не так плоха.

Да, растут кредиты, но растет в том числе и ипотека, которая является «хорошим» кредитом со всех точек зрения – на благое дело, под низкую ставку и с низкой просрочкой. А потребительские кредиты становятся более аккуратными: сейчас банки практически либо дают рефинансирование хороших кредитов, либо вообще дают кредиты своим надежным клиентам.

Есть проблемы с займами в микрофинансовых организациях. Но двое крупнейших операторов этого рынка прекратили работу. И сам рынок по естественным причинам, в силу большей урегулированности, становится более цивилизованным, так что каких-то серьезных провалов здесь все меньше. Так что беспокоиться по поводу закредитованности особо не стоит. Более того, ЦБ принимает меры в связи с ростом кредитования, то есть это та война, к которой генералы готовятся.

Что же есть проблемного? Кредит перестал был исключением из правил – он сделался нормой для всех. С кредитами подбираются к пожилым; молодые активно берут кредиты, средний возраст – тоже. То есть здесь исчезают ограничения, в том числе моральные. И это происходит не только в России.

И второй аспект. Есть слои общества, которым, по уму, кредиты брать и давать не надо бы. Но их все же берут. То есть проблемы в стране не в целом, а только в тех регионах, где средняя зарплата чуть выше прожиточного минимума; проблемы в бедных слоях, в так называемом «нижнем среднем классе». Как говорит одна моя знакомая, вдова с двумя детьми, между средним классом и полной нищетой – всего пара болезней в семьи и две просрочки по кредитам.

Так что если говорить об угрозах для российской экономики, то в аспекте кредитования есть только та угроза, о которой уже знают и к которой уже готовятся. Это, в общем-то, не угроза. Это не валютные кредиты, которые могут резко вырасти из-за валютного кризиса. С той же ипотекой вообще все было хорошо, пока ее не начали слишком активно «впаривать». Но сейчас и этого особо уже нет.

Отдельные сложности есть, безусловно. Сложность с потребительскими кредитами – в том, что они короткие. Они становятся длиннее, но все еще короткие, так что если вдруг произойдет какой-то кризис и резко подскочит процентная ставка и упадет качество заемщиков, эти кредиты сложно будет рефинансировать. Но, опять-таки, сейчас этого риска почти не видно.

Есть риск в том, что сейчас ставки падают, и люди активнее прежнего берут кредиты, и это может им аукнуться через 3-5 лет. Но сейчас, в моменте, по статистике все хорошо», – сказал Антон Табах.

Ну, как-то так.

Все материалы блога с развёрнутыми комментариями экспертов можно прочитать тут.

Повестка, тренды, мнения, эксклюзив. Неформально на Telegram-канале "Давыдов.Индекс".

Tags: кредиты, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments