Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Categories:

Рейтинг Фонда «Петербургская политика» за май 2019 года

Усиление уличной активности оказалось одной из ключевых тем майской региональной повестки. Иллюстрацией этого были градозащитные акции в Екатеринбурге, выступления в Архангельской области (и в начале июня – в Коми) по «мусорной» тематике, применение силы во время первомайской демонстрации в Санкт-Петербурге.

6e6fcc71e272830580437fc69484dbca

За исключением выступлений против полигона в Шиесе акции носят локальный характер и сами по себе не являются признаками надвигающейся серьезной социально-политической турбулентности. В то же время на повестке дня естественным образом встает вопрос: имеет ли происходящее сугубо местную природу («недоработки» региональных и муниципальных властей, интриги местных закулисных интересантов, самореализация активистов) или следует говорить о том, что наблюдаемое в течение последнего года сочетание социального пессимизма и апатии постепенно сменяется ростом потребности в протестной активности.

Целый ряд факторов указывает на то, что майские волнения могут не стать серьезным поворотным моментом. В их числе:

Очевидная разрозненность акций, отсутствие серьезного интереса к происходящему у соседей

Отсутствие серьезных общефедеральных интересантов, готовых к игре на расшатывание ситуации

Отсутствие у участников акций ярких «заразительных» форматов, подпитывающих протестной энергией аполитичных и равнодушных (Екатеринбург лишь отчасти является исключением, поскольку рост числа протестующих в большей степени был связан не с «креативом» активистов, а с малоудачными шагами власти на старте протестов)

Высокая степень «вымываемости» протестных акций из повестки, слабый потенциал их самовоспроизводства. Прежние темы протестной повестки (волнения дальнобойщиков, антикоррупционные акции молодежи в поддержку «прекрасной новой России», против реновации в Москве) бысто выдохлись, не создав у их участников и наблюдателей ощущения истории успеха

Сохранение у федеральной власти элементов способности успешно вмешиваться в ситуацию для погашения наиболее острых конфликтов

Сдерживание протестов фактически запретительным законодательством в отношении массовых акций, в том числе стихийных

Однако, несмотря на высокий запас прочности манипуляции протестными настроениями, следует выделить ряд факторов, делающих протестную активность болезненной для управленческой системы.

В управленческой системе существует дефицит осмысления опыта реагирования на протестные акции. Имеется несколько распространенных вариантов их прочтения, слабо соотносящихся между собой (происки «мировой закулисы», интриги местных внутриэлитных «заказчиков», реакция на ошибки местной власти, свидетельство реального роста температуры социальных настроений в обществе). Несмотря на наличие относительно успешных примеров компромиссов с протестующими, многими представителями власти сама идея уступок расценивается как признак «распада государственности». С другой стороны, присутствует недооценка того обстоятельства, что эмоция протеста нередко носит более масштабный характер, нежели тема для мобилизации – поэтому даже удовлетворение требований в некоторых случаях не снижает негативный настрой по отношению к власти. Недавнее включение интенсивности протестных акций в KPI для региональных управленцев тоже создает двойственную ситуацию: необходимость маскировать число выступлений и минимизировать их затрудняет использование приемов, позволяющих протесту исчерпаться без административного нажима.

Низкая эффективность политических институтов (партии, общественные советы и палаты), быстро теряющих инициативу в случае серьезных проявлений низовой активности.

Наличие большого числа традиционно «не поощряемых» к обсуждению тем (деятельность церкови, антимосковская повестка, местный патриотизм и т.п.). В их отношении у общества не выработался достаточный иммунитет (что создает потенциал для их разыгрывания при протестной мобилизации), а элиты недостаточно подготовлены к тому, чтобы эффективно нейтрализовывать эти темы.

Рост репутационного ущерба для властных институтов в случае применения избыточной силы в отношении участников акций. Проявлением этого стали сообщения о недовольстве УМВД Архангельской области практикой отказов от согласования площадок для проведения антимусорных митингов, поскольку это может нагнетать протестные настроения и обострять отношение общества к пресекающим «несанкционированные» акции полицейским.

В условиях административных ограничений на проведение массовых акций любая из них легко становится политической по содержанию и восприятию. Как следствие, отношение чиновников к ней нередко является невротическим – то есть не соразмерным реальным масштабам обозначившейся проблемы.

Ситуативно уличные акции стали вызовом, побуждающим власти большинства регионов и муниципалитетов моделировать свою реакцию на возможные проявления недовольства. Однако такая подготовка затруднена дефицитом опыта урегулирования публичных общественных конфликтов, утраченного за последние годы или не имеющегося у значительной части новых чиновников (как показал пример главы Екатеринбурга Александра Высокинского).

В случае обострения ситуации местным властям предстоит импровизировать, опираясь на свой личный опыт и не имея уверенности в том, что эта импровизация будет санкционирована сверху. Вмешательство федеральной власти в конфликты может оказываться удачным и результативным, хотя, как это произошло во время «борьбы за сквер», иногда может осуществляться на фоне колебаний и попыток на старте солидаризироваться с неудачными шагами местных администраций. Кроме того, наряду с сравнительно легкими темами для урегулирования спорных ситуации (например, строительство храмов) существует немало конфликтогенных проблем, по которым принятие приемлемых для всех сторон решений затруднено.

Это особенно заметно проявляется в регулировании утилизации отходов. Легкие и быстрых решений здесь почти исключены, а возможности создания у населения «приближения светлого экологического завтра» оказываются ограничены в силу крайне тревожного восприятия обществом «мусорной» тематики.

Полностью с рейтингом можно ознакомиться на сайте Фонда "Петербургская политика" или на сайте "Давыдов.Индекс".



Подготовлено Фондом "Петербургская политика" совместно с "Давыдов.Индекс"

Ну, как-то так.

Все материалы блога с развёрнутыми комментариями экспертов можно прочитать тут.

Повестка, тренды, мнения, эксклюзив. Неформально на Telegram-канале "Давыдов.Индекс".


Tags: Петербургская политика, губернаторы, рейтинг, рейтинг устойчивости регионов, топ-30
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments