Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Category:

Регионы ударились в патриотизм

Эксперты фиксируют третью волну регионального патриотизма в России после массовых акций протеста в Архангельской области и Екатеринбурге.



Об этом в рамках конференции экспертной сети «Давыдов.Индекс» заявил президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. По его словам, это восприятие территории, где проживает человек, как ценности. Проявляться он может по-разному, в том числе и в протестных акциях вроде выступлений против мусорного полигона в Шиесе Архангельской области или против строительства храма вместо сквера в Екатеринбурге.

При этом, эксперт отметил, что несмотря на рост патриотических настроений, воспользоваться этим подъемом пока не удается ни власти, ни оппозиции, пишут «Ведомости».

В своем докладе Михаил Виноградов сформулировал несколько вопросов. Прежде всего, о силе третьей волны — будет ли она интенсивнее, чем две предыдущих.

— С одной стороны, всплески на рубеже 1960–1970-х и 1980–1990-х гг. вытекали из общесоветского тренда, сейчас же ничего соизмеримого нет. К тому же социальное разочарование не сопровождается снижением привлекательности общероссийской идентичности, а стартовый потенциал местного патриотизма в разных регионах неодинаков, — отметил президент «Петербургской политики».

С другой стороны, такой патриотизм способен вскрыть подавленные ранее пласты общественного сознания, он может быть легко упакован в инструментарий дополненной реальности, а его энергетика очевидна уже сейчас – остается лишь облечь ее в слова и формы, подчеркнул Виноградов.

Кроме того, глава «Петербургской политики» обратил внимание на то, что остается неясным, будет ли подъем патриотизма переведен в политическую и социальную риторику или останется нереализованным, а также на то, что кому может оказаться выгодной такая повестка. Он подчеркивает, что власть сейчас поддерживает региональные бренды, но у нее есть страх, что эта тема может перерасти в сепаратизм.

Также Виноградов заявил, что в раскрутке этой повестки существует и психологический барьер для участия губернаторов, особенно для «варягов». В частности, он привел слова главы Калининградской области Антона Алиханова, который говорил, что никакой калининградской идентичности не существует.

Эксперты считает, что оппозиция может воспользоваться региональным патриотизмом для градозащитных и экологических выступлений, а также для запуска антимосковской повестки.

— Правда, федеральные политики не заряжаются региональной тематикой, никто не пытается ее систематизировать и в итоге эти темы быстро угасают, — добавил он.

Впрочем, считает Виноградов, антимосковская повестка может и помешать региональному патриотизму, считают авторы доклада: ее стартовый потенциал высок для эксплуатации обиды и чувства несправедливости, но примеров долгоиграющей антимосковской повестки почти нет. Кроме того, потенциал территорий неодинаков, поэтому поручение заниматься региональным патриотизмом способно привести, наоборот, к уничтожению его потенциала, комментирует автор доклада.

Эксперты также отмечают, что региональный патриотизм, в частности среда жизни людей, – третий по важности фактор для наращивания политических рейтингов после экономики и социальной сферы. Они уверены, что на предстоящих осенью выборах в городскую думу наилучший результат получат те, чья программа будет сконцентрирована вокруг развития районов. Также они добавляют, что у столичных депутатов уже сейчас достаточно полномочий для решения многих проблем, хотя у москвичей более высокие требования к власти, чем у жителей других регионов.

Политтехнолог (Марий Эл) Рустам Абдуллин рассуждает о новом расцвете патриотизма в регионах:

Третья волна патриотизма – факт, который невозможно игнорировать. В отличие от предыдущих, основывавшихся на национальной и региональной идентичности, нынешняя волна основана на объединении различных людей, различных взглядов и национальностей вокруг проблемы в регионе.

Это и протест превращения региональных частей вроде бы единой страны в деградирующие субъекты с социальной и экономической разрухой. Субьекты, с отсутствующими правами и возможностями для развития, с управленческим аппаратом, присылаемым на княженье из столицы страны и руководствующиеся в принятии решений директивами присланных из федерального центра, игнорирующими при этом интересы жителей того или иного региона.

Ректор Института развития образования, член Общественной палаты Удмуртской Республики, член регионального штаба Общероссийского народного фронта Владимир Байметов рассказал о региональном патриотизме на современном этапе:

Процессы глобализации, ведущие в том числе к языковой ассимиляции, стиранию информационных границ и усилению миграции, на индивидуальном уровне актуализируют запрос на осознание родовой (в т. ч. этнической) и региональной идентичности.

Мобилизационный эффект проекта “Бессмертный полк” связан в первую очередь с тем, что авторы смогли предложить реальный механизм, обеспечивающий его участникам личное ценностное переживание своей родовой идентичности.

Потребность в ценностном переживании своей региональной идентичности пока находит выход в спортивных, туристических или гастрономических формах. Интеграционный потенциал регионального патриотизма не трансформируется в социальные эффекты, поскольку отсутствуют соответствующие социальные механизмы. В этих условиях возникает риск реализации негативных вариантов, основанных на противопоставлении региональных интересов федеральным, подмены региональной идентичности этнической (особенно в национальных республиках) или конфессиональной.

Кандидат исторических наук, политолог Айрат Файзрахманов рассказал об особенностях регионального патриотизма:

Действительно, в России созрел тренд на подъем регионального патриотизма, но им пока не могут правильно воспользоваться.

Следует разделить прогосударственный региональный патриотизм и гражданский. Первым региональные власти пользуются довольно часто, но на его потенциал мало обращает внимание федеральный центр в своей повестке. И каждый регион делает это по – своему.

Интегрировать местный гражданский активизм в государственный региональный патриотизм получается очень сложно. Такие кейсы единичны. У нас в Татарстане – получилось сделать это в сфере историко-культурного наследия (один из лидеров движения стала помощником Президента РТ) и частично в сфере создания общественных пространств (проекты благоустройства активно обсуждают местные жители).

Политический аналитик, член Российской ассоциации политической науки (Владимир) Кирилл Николенко рассуждает о специфике регионального патриотизма:

Региональный патриотизм – неисчерпаемая тема, которую либо постоянно педалируют главы субъектов Федерации, либо возвращаются к ней, когда это необходимо при решении конкретных политических и экономических задач.

В национальных республиках региональный патриотизм изначально был слит воедино с этнической идентичностью и является инструментом, при помощи которого элита «титульного» народа старается упрочить свои позиции и добиться доминирования.

В отдалённых от центра субъектах Федерации региональный патриотизм выступает средством подчёркивания собственной особости и развивается на противопоставлении Москве.


Ну, как-то так.

Полную версию материала с развёрнутыми комментариями экспертов можно прочитать тут.
Повестка, тренды, мнения, эксклюзив. Неформально на Telegram-канале "Давыдов.Индекс".

Tags: Давыдов.Индекс, Москва, Петербургская политика, регионы России
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments