Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Category:

Мигранты проезжают мимо

По итогам 2018 года число мигрантов, оставшихся в России, достигло исторического минимума за всю постсоветскую историю.



По данным Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, в 2018 году в Россию прибыло 124,9 тыс. иностранцев. При этом, в каждом квартале, кроме первого, число их приток был вдвое ниже, чем годом ранее, сообщают «Ведомости». В целом же, число приехавших в Россию иностранных граждан сократилось на 4% по сравнению с 2017 годом, а выехавших из страны, напротив, увеличилось на 16,9%.

Сокращение миграционного прироста произошло в обмене почти со всеми странами, кроме Азербайджана (8,7 тыс.), Армении (14,4 тыс.) и Туркменистана (3 тыс.), но и с ними показатель увеличился незначительно. Сильнее всего уменьшился прирост с Украиной (14,8 тыс.) и Узбекистаном (6,8 тыс.) — крупнейшими странами – миграционными донорами России, добавляет «Коммерсант».

По словам ведущего научного сотрудника Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Никиты Мкртчяна, временный приток мигрантов с Украины после присоединения Крыма и начала боевых действий на юго-востоке Украины поддерживал миграционный прирост в Россию в 2014–2015 гг. и частично в 2016 году. Эксперт уверен, что без «украинского фактора» поток мигрантов сократился бы еще пять лет назад.

Падение притока мигрантов также происходит на фоне роста естественной убыли населения. Если в 2017 году миграционного прироста хватило, чтобы полностью ее компенсировать и обеспечить небольшой рост населения (на 77 тыс. человек), то в 2018 году миграция компенсировала естественную убыль на 57,2%, также приводит выдержки из исследования Lenta.ru.

Основными центрами притяжения мигрантов остаются Москва и Московская область — население этого региона ежегодно увеличивается за счет миграции примерно на 200 тыс. человек. В 2018 году Санкт-Петербург и Ленинградская область суммарно «приросли» на 71,5 тыс., Краснодарский край — на 47,6 тыс. человек.

Эксперты отмечают, что отдельную роль в миграционном вопросе также играют особенности учета мигрантов в России: как только регистрация по месту пребывания у мигранта истекает, он считается «выбывшим». Так, число временных мигрантов в России на конец года составило 9,7 млн человек, что аналогично показателям 2017 года.

Большинство среди прибывающих иностранцев неизменно составляют граждане стран бывшего СНГ (от 84% до 86%). Из них 3,76 млн въехали в страну, указав своей целью работу, однако разрешительные документы были у 1,8 млн человек. Еще около 1 млн — граждане стран – членов ЕАЭС, которым такие документы не нужны. В РАНХиГС отмечают отсутствие прогресса в легализации трудовых мигрантов — в частности, из-за ежегодного повышения стоимости патента на фоне стагнирующих зарплат.

По словам Никиты Мкртчяна, в 2019 году миграционный прирост может немного вырасти, но мигрантов все равно будет меньше 200 тыс. человек. Прогноз Росстата оказался оптимистичнее: служба ждет постепенный рост миграционного прироста с 208 тыс. человек в 2019 году до 281,6 тыс.— в 2035 году. Тем не менее, ни в один из годов даже такой миграционный прирост не будет компенсировать естественную убыль населения и население России будет все больше сокращаться.

Ранее эксперты Высшей школы экономики и РАНХиГС в совместном докладе писали, что население стран к западу от России все более переориентируется на другие центры притяжения мигрантов. В частности жители Украины и Молдавии охотнее едут работать в Польшу и страны Западной Европы. Миграционный поток из Грузии также обратился на Запад. Стабильный приток мигрантов может идти только из стран Средней Азии, но Казахстан и Азербайджан с ростом экономики вступили в конкуренцию с Россией за миграционные потоки из этих государств.

Эксперты отмечали, что ресурсы есть за пределами постсоветского пространства есть в Иране, Афганистане, странах Ближнего Востока, Пакистане и Индии. Однако опыта массового приема мигрантов из стран с такой большой этнокультурной дистанцией нет, сообщили они.

Профессор кафедры государственного и муниципального управления Института государственной службы управления ( ИГСУ) РАНХИГС, доктор философских наук, профессор, учёный секретарь Учёного Совета ИГСУ РАНХИГС Татьяна Илларионова рассуждает о специфике миграционного рынка: "Надо по-разному подходить к оценке количества мигрантов. Если опираться на наши наблюдения, мы увидим, что людей из ближнего зарубежья в экономически стильных регионах России работает довольно много. Есть целые отрасли, которые существенным образом наполнены именно мигрантами. Это отрасли ЖКХ, общепита и многих других.

Все дело в законах. Сегодня они выстроены так, что определяют отрасли, которые должны быть привлекательными для мигрантов. Не везде они могут трудиться, есть отрасли, законодательно закрытые для мигрантов".

Ведущий научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, ведущий научный сотрудник Института демографии НИУ ВШЭ, доцент кафедры демографии НИУ ВШЭ, кандидат географических наук Никита Мкртчян рассуждает о специфике миграционного прироста: "У нас беспрецедентно снизился долгосрочный миграционный прирост (это разница между числом прибывших на постоянное место жительство и теми, кто уезжает из России). Такой миграционный прирост в прошлом году составил 125 тысяч человек. Подобного в современной России не было.

Миграционный прирост снижается уже насколько лет подряд. Только события в Украине поддержали его в 2014-2016 годах. Потом приток мигрантов из Украины исчерпал себя. Это один момент".

Кандидат географических наук Иван Гуменюк рассуждает о том, что по итогам 2018 года число мигрантов, оставшихся в России, достигло исторического минимума за всю постсоветскую историю: "Нельзя не согласиться с опасениями, высказанными экспертами, об угрозе снижения темпов экономического развития России, в результате сокращения числа трудовых мигрантов, приезжающих в нашу страну.

В экономической модели России (хотя это характерно абсолютно для всех экономически развитых стран и наша страна тут не исключение) действительно есть достаточно обширный перечень низкооплачиваемых, но подчас системообразующих видов занятости, которые традиционно покрываются за счет внешних трудовых мигрантов.

Недостаток таких работников может существенно лимитировать возможности развития таких отраслей как: строительство, оптовая и розничная торговля, сфера услуг.

Но, вместе с тем, снижение числа пребывающих из-за границы трудовых мигрантов – достаточно объективный процесс, который стал следствием целого комплекса процессов, о которых говорят эксперты".

Ну, как-то так.

Полную версию материала с развёрнутыми комментариями экспертов можно прочитать тут.
Повестка, тренды, мнения, эксклюзив. Неформально на Telegram-канале "Давыдов.Индекс".

Tags: мигранты, миграционная политика, социология, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment