Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Category:

Левада-центр: россияне стали чаще думать о своём благополучии

Опубликованы результаты опроса о том, каким наши сограждане видят будущее России.



По данным "Левада-центра", всё больше людей говорят о том, что им неважно, каким будет государственное устройство России в будущем, "важно лишь, насколько хорошо буду жить я и моя семья" — в ходе проведённого в ноябре опроса так высказались 33% респондентов. Для сравнения: в 2015-м так говорили 27%, в 2014-м — 22%.

Одновременно снижается доля тех, кто считает, что у России должно быть особое государственное устройство и "особый путь развития": если в 2014-м и 2015-м так думали соответственно 21% и 24% участников опросов, то в этом году этой точки зрения придерживаются только 16%. Треть опрошенных — 33% — заявляют о том, что Россия должна стать страной "с рыночной экономикой, демократическим устройством, соблюдением прав человека, подобным странам Запада, но со своим собственным укладом".

Число людей, которые под "особым путём" России понимают экономическое развитие, при котором власти больше заботятся о населении, чем о чиновниках и прочих "хозяевах жизни", заметно выросло — до 29%. В прошлом году в этом вопросе был спад до 20%, а в 2008-2014 годах так считали не менее 30%. Доля тех, кто считает, что одна из основных характеристик "особого пути" — это "несоответствие ценностей и традиций России и Запада", снизилась до 10% (год назад было 20%). Вместе с тем не выросло количество людей, полагающих, что у России тот же путь развития, что и у других стран — 8% (начиная с 2008 года этот показатель ни разу не превысил 10%).

Более чем в полтора раза за полгода — с 41% в мае до 64% в ноябре — выросла доля считающих, что величие государства зависит от благосостояния его граждан. Тех, кто утверждает, что "великая держава" — это прежде всего экономический и промышленный потенциал, тоже стало больше — 58% против 39% полгода назад. У таких критериев, как "героическое прошлое" и "масштабы и просторы страны", сторонников убавилось: если в мае о них вспомнили соответственно 24% и 21%, то в ноябре только 10%. Обратная ситуация с таким параметром, как "военная мощь и ракетно-ядерное оружие": в сентябре 2012-го и ноябре 2014-го его упоминали 44% опрошенных, в ноябре 2016-го — уже свыше 50%.

Если отвлечься от конкретных критериев оценки величия России и взглянуть на обобщённое мнение россиян по этому поводу, то тут картина за последние годы более или менее стабильна: великой державой нашу страну считают 64% участников опроса. В 2015-м этого мнения придерживались 65%, в 2011-м — 47%, а в 1999-м — всего 31%.

Вот как прокомментировал в РБК итоги опроса замглавы "Левада-центра" Алексей Гражданкин: "Нельзя сказать, что респондентов интересует экономика. Скорее они оценивают действия государства по тому, как оно решает их проблемы. Для них важны государственные символы, такие как армия и история, но самым главным остаётся материальное благополучие. Люди воспринимают великую державу больше в экономическом, чем в военно-политическом плане."

Политолог Аббас Галлямов говорит о снижении градуса антизападных настроений и о том, что больше людей стали рассматривать возможность развития России по "западному" типу: "Очевидно, что люди устали от конфронтации и вообще от политики. Долго пребывать в таком взвинченном состоянии, в котором находилось российское общество, невозможно."

Своим мнением об итогах опроса с "Давыдов.Индекс" делится политолог, президент Забайкальской гильдии политологов и социологов Дмитрий Крылов: "Пока какой-то определённой сформированной цели, которая бы объединяла вокруг себя людей, нет. <...> Потому что слишком далеко и малопонятно, во имя кого и чего всё это делается. Тем более что вопрос касается окружающего Россию мира, и тут мы видим, что единения нет. По большому счёту, Россия одинока. И это вызывает большой вопрос — почему? И такая реакция собственных граждан вызвана недоумением с их стороны. Осознание того, что у нас должны быть сторонники, идёт ещё со времён Советского Союза. И сейчас мы видим, что нас никто не поддерживает.

Возникает вопрос, как далеко мы собираемся зайти в поиске собственного пути. Реальных улучшений люди не ощущают. Есть элемент беспокойства, и он начинает играть более важную роль в оценке себя и государства."


Доктор философских наук, профессор Илья Докучаев заостряет внимание на приоритетах, о которых заявляли участники опроса: "Меркантилизм — это весьма распространённая система ценностей, господствующая в развитых странах с середины прошлого века по сей день. Можно говорить о своеобразной прямой пропорции: чем выше уровень жизни, тем выше уровень меркантилизма. Вместе с тем вряд ли следует противопоставлять меркантилизм и патриотизм. Очень многие меркантильные люди считают себя также и патриотами. В России уровень жизни волатилен как курс доллара. Поэтому меркантилизм то возрастает, то падает. А патриотизм и чувство ресентимента выступают своеобразной компенсацией неудач. Я не думаю, что сегодня можно говорить о жертвенности русского человека, скорее об обречённости."

Кандидат исторических наук, политтехнолог Андрей Патралов рассматривает поднятый вопрос в историческом контексте: "Я думал над этим вопросом не только как социолог, но и как гражданин России. И в этом смысле у меня есть одно наблюдение. 20 век расстался с большей частью империй, которые были нормой существования процветающих государств в 18-19 веках. И государства выбрали себе разные пути развития. Например, близко к нам Австро-Венгерская империя разваливалась в несколько этапов. <...> Россия выбрала путь другой. Для значительной части населения казалось не важным или незначительным бытовое процветание. Их грела мысль о принадлежности к великой державе. Если нас не любят, то хотя бы пусть боятся. Это теоретическая подоплёка.

В 2014 году внешнеполитические шаги В.В.Путина для российского государства очень точно попали в тренд и вызвали консолидацию общества. Скептики говорили о том, что скоро "холодильник победит телевизор". И личные интересы будут доминировать и побеждать интересы патриотизма и внешнеполитических ценностей. Мы видим, что прошло достаточно времени, при этом уровень поддержки во время деятельности президента не падал. Что касается замера "Левада-центра", то понятно, что они достаточно добросовестно ведут эту работу, а мы как социологи прекрасно понимаем, что принцип задавания вопроса может помогать респонденту дать ожидаемый исследователями ответ. Поэтому я, конечно, посмотрю, проводятся ли аналогичные измерения ФОМом или ВЦИОМом, и после этого отвечу себе на вопрос, нащупывал ли "Левада-центр" тренд, или это казус отдельного исследования, или это временная седловина."


Ну, как-то так.

Полную версию материала с развёрнутыми комментариями экспертов можно прочитать тут.

Ссылки в тему:
«Левада-центр»: выросло число россиян, предпочитающих благополучие величию страны
В России выросло число предпочитающих личное благополучие величию страны

Tags: Левада-центр, Россия, будущее, опрос, социология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments