Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Потребкредиты реформируют

В ближайшее время в сфере кредитования ожидаются серьёзные изменения. И ударят они в первую очередь по заёмщикам, то есть по населению.



Как стало известно, Банк России планирует обсудить с Минфином и Минэкономразвития внесение поправок в закон "О потребительском кредите". Дело в том, что недавно Национальный совет финансового рынка (НСФР) выступил с предложением пересмотреть формулу расчёта среднерыночного значения полной стоимости кредита (ПСК), а именно — снизить долю в ней Сбербанка на 75%. По словам представителей НСФР, это позволит увеличить ПСК, что, в свою очередь, даст банкам возможность поднять проценты по кредитам: ПСК для них — верхний предел, выше которого ставки устанавливать нельзя.

Как заявляют представители банков, входящих в НСФР, эта мера жизненно необходима: только в 2015 году рынок потребкредитования сократился в полтора раза — с 7,8 трлн до 5,2 трлн рублей. При этом из-за большой доли госбанков в формуле ПСК для разных видов кредитов (45-70% в зависимости от вида) размер полной стоимости кредита падает: только за последние три квартала прошлого года она "похудела" на 4,9-9 процентных пунктов. По их словам, в случае, если формулу не пересмотрят, есть риск дальнейшего сокращения рынка потребкредитования.

В Банке России согласились с доводами участников рынка и намерены внести соответствующие поправки в закон. Так что можно ожидать подорожания кредитов. Банкиры приветствуют такой шаг, считая, что поднятие ПСК положительно скажется на рынке и поспособствует увеличению числа выдаваемых кредитов.

Однако это ещё не все новости. На днях в Банке России заявили, что рассматривают возможность введения ограничения на количество кредитов, которые может иметь один заёмщик — условно говоря, "не больше одного кредита в одни руки": "Это позволит снизить вероятность ситуации, когда заёмщик выплачивает один заём за счёт вновь взятого другого и попадает в ещё большую долговую зависимость." При этом в пресс-службе отметили, что пока этот вопрос находится в стадии обсуждения и каких-то конкретных цифр и условий, которые можно было бы комментировать, нет.

В то же время Банк России приводит данные Национального бюро кредитных историй (НБКИ) по долговой нагрузке заемщиков микрофинансовых институтов (МФИ): в результате исследования сведений о кредитных историях, полученных из более чем 2000 микрофинансовых организаций, выяснилось, что 13,5% их заёмщиков (более 450 тысяч человек) имеют более одного займа. При этом по 2 займам имеют обязательства 8,7% клиентов МФИ, по 3 — 2,8%, по 4 — 1,36%, по 5 и более займам — 0,65%. В НБКИ подчёркивают, что это цифры только по микрокредитованию. Если же брать всю кредитную сферу в целом, с банками, то выйдет, что у более чем 30% должников больше одного кредита, у 18,6% — больше двух, у 7,3% — больше трёх, у 3,5% — больше четырёх, а у 1,27% — шесть и более кредитов.

Директор по маркетингу НБКИ Алексей Волков отмечает, что это цифры по общей массе кредитов, их стоит разделять в зависимости от степени рискованности кредита для банка: "Если заёмщик одновременно с ипотекой имеет, скажем, кредитную карту, то это — абсолютно стандартная и нормальная ситуация. Если же у заёмщика большое количество действующих необеспеченных кредитов и займов, то риск дефолта таких заёмщиков очевидно выше."

Генеральный директор сервиса онлайн-кредитования MoneyMan Борис Батин уточняет, что помимо разделения кредитов по риску существует такое же разделение заёмщиков: "Есть заёмщики, которым и один заём выдавать нельзя. Но также есть клиенты, которым можно выдать и 8-10 займов в год — их финансовая дисциплина безупречна."

То есть получается, что идея ограничить число займов и кредитов в общем-то благотворно скажется на населении: меньше обязательств — легче их исполнить. Однако эксперты отмечают, что это ограничение может и ухудшить положение граждан — например, помешает перекредитоваться по более низкой ставке, заключить договор реструктурирования долга (когда имеющийся кредит какое-то время существует параллельно с новым), выйти из непредвиденной трудной ситуации и т.д.

Вообще с кредитами сейчас странная картина складывается. Они беспокоят всех.

Банкиры переживают, что люди стали меньше обращаться в банки за кредитами — соответственно и прибыль кредитных организаций падает. И они думают, что повышение (а не понижение, что было бы логичнее) ставок поможет увеличить спрос.

Люди беспокоятся из-за того, что кредиты надо отдавать, а с учётом инфляции и падения реальных доходов это становится сложнее. Не до новых кредитов — с этими бы рассчитаться без жертв.

Правозащитников беспокоит закредитованность населения: по данным Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП), сейчас в России более 17 тысяч валютных ипотечников, 4 миллиона должников микрофинансовых организаций и 25 миллионов заёмщиков, находящихся на грани банкротства. Это только по кредитованию населения, не считая различных ИП, которые по сути тоже такие же граждане, но "висящие" на них кредиты идут в статистике уже по другому разряду.

И как со всем этим разобраться так, чтобы и заёмщикам хорошо было, и банки спасти — непонятно.

Ну, как-то так.

Tags: Банк России, Минфин, Минэкономразвития, банки, долги, кредиты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments