Леонид Давыдов (davydov_index) wrote,
Леонид Давыдов
davydov_index

Categories:

Кому достанется Роснефть?

Загадочным «стратегическим инвестором» вполне может оказаться Игорь Сечин.



Правительство издало директиву о подготовке приватизации «Роснефти», сообщает пресса. Документ предписывает представителям государства в совете директоров «Роснефтегаза» (управляет госактивами в области нефтяной и газовой промышленности) привлечь консультантов для проработки структуры и существенных условий сделки по продаже акций «Роснефти» при участии Минэкономразвития.

Распоряжение о продаже 19,5% акций «Роснефти» было подписано премьер-министром Дмитрием Медведевым еще в декабре 2014 года. Однако четкие сроки приватизации компании в документе зафиксированы не были. Предполагалось, что правительство примет окончательное решение о продаже госпакета «Роснефти» в зависимости от ситуации на рынке.

Консультантам еще только предстоит оценить стоимость акций компании для продажи их стратегическому инвестору. Сейчас государство через «Роснефтегаз» владеет 69,5% акций «Роснефти», в том числе одна акция принадлежит напрямую Росимуществу, еще 19,75% акций находятся в руках британской BP, менее 1% принадлежит физлицам, включая менеджеров «Роснефти», оставшийся пакет торгуется на Московской и Лондонской биржах.

Как сообщает пресса, точное количество акций «Роснефти», которые предполагается выставить на продажу, пока не определено. Но, по слухам, речь идет больше чем о трети государственного пакета. Именно такая доля была предусмотрена в прогнозном плане приватизации на 2014–2016 годы. Окончательный размер приватизируемого пакета, как и способ продажи акций «Роснефти» и другие детали сделки станут известны только после того, как консультанты приступят к работе. В любом случае реальная продажа пакета состоится минимум через полгода после подписания директивы правительства.

В правительстве считают, что оптимальный способ приватизации «Роснефти» — продажа принадлежащих государству акций конкретному стратегическому инвестору по максимальной цене. Продавать акции следует целым пакетом конкретному игроку, минуя распыление и открытые торги, так как на открытом рынке якобы невозможно разместить такой объем в силу больших масштабов.

Кто этот вероятный «стратегический инвестор», подходящее ли сейчас время для продажи, пока неясно. В любом случае не так давно президент категорически предостерег правительство от разбазаривания государственных пакетов акций «за бесценок» и «по бросовой цене» в неподходящее с точки зрения рыночной конъюнктуры время.

Сейчас рублевая цена акций компании примерно соответствует уровню 2006 года, а вот их стоимость, выраженная в долларах, стала в два раза меньше. На Московской бирже акция «Роснефти» сейчас оценивается примерно в 280 рублей, а в Лондоне они торгуются чуть более чем по 3,5 долларов за штуку. Хотя при первичном размещении на зарубежных биржах цена акций «Роснефти» составляла 7,5 долларов за штуку. Таким образом, капитализации компании в валюте упала с примерно 80 миллиардов долларов в 2006 году до почти 38,5 миллиардов долларов сегодня.

Приобрести акции «Роснефти» в ходе приватизации теоретически могли бы индийские или китайские компании, либо российские олигархи. Западным компаниям сделать это будет проблематично в силу санкций и иных обстоятельств политического характера. Впрочем, зарубежные инвесторы пока не проявляют особого интереса к подешевевшим российским активам, а у российских финансово-промышленных структур может попросту не оказаться денег на покупку. Ведь президент запретил привлекать для приватизации средства из госбанков.

«Продажа акций госкомпаний в кризис как мера используется в мировой практике. Она открывает возможность привлечения дополнительных ресурсов в бюджет, а для самих государственных компаний наличие частного капитала и частных структур это скорее положительный момент», - полагает доцент Института бизнеса и делового администрирования (ИБДА) РАНХиГС, коммерческий директор компании Grosfillex S.R.L. France CIS Division, кандидат экономических наук Эмиль Мартиросян.

«Приватизация "Роснефти" сейчас, на мой взгляд, очень своевременная и правильная мера. И вопрос даже не в цене или чтобы продать дорого. Мировой опыт говорит следующее: когда страны и госкомпании попадают в кризис, то не государство спасает госкомпании, а частный капитал. Инвесторы могут купить пакеты с дисконтом, но они берут на себя обязательства по инвестпрограммам. В подобных сделках нужно смотреть не на стоимость доли, а на обязательства, которые частный инвестор берет на себя в финансировании инвестпроектов, на которые у компании и государства денег нет. Продажа акций "Роснефти" очень полезна в ситуации, сложившейся в экономике нашей страны», - уверен эксперт.

Однако, большинстве экспертов почти в один голос утверждают, что сейчас не время продавать - дорого не продашь.

«Меня, конечно, не очень радует перспектива приватизации "Роснефти", потому как не очень понимаю, каким образом появится эффективный собственник. Сейчас конъюнктура рынка плохая. Дорого не продашь. Значит, получить в бюджет приличную сумму будет сложно. Если в результате приватизации появится эффективный собственник, который поможет управлять активами лучше – это будет хорошо, но уверенности в этом нет. У инвестора, который приобретет акции "Роснефти", скорее всего, будут интересы портфельного инвестора. Портфельный инвестор в управлении не принимает большого участия. Мне кажется, что в умеренно пессимистическом варианте мы получим немного денег и не получим улучшения управления.
Сейчас вообще не время продавать. На фондовом рынке есть абсолютно четкое правило – продавай дорого, покупай дешево. Сейчас время покупать, если есть уверенность в перспективах развития чего-либо. В моем понимании приватизация – это не источник пополнения доходов. Ее главной задачей является получение эффективного собственника», - уверен доктор экономических наук, профессор, проректор РАНХиГС и действительный член Международной академии инвестиций и экономики строительства Андрей Марголин.

«Если бы акции продавались по текущей рыночной стоимости - около 3,5 долларов за акцию... Но это совершенно не устраивает правительство, которое ориентируется на цену IPO, которая была больше 7 долларов за акцию, на 80% выше текущей стоимости. Найти инвесторов на падающем рынке за такие деньги будет сложно», - полагает замдиректора Института энергетической стратегии Алексей Белогорьев.

«После падения цен на нефть стоимость этого актива значительно упала. Кроме того, у российских инвесторов из-за санкций существенно ограничены возможности для заимствований за рубежом. А приватизация по схеме "занять деньги у госбанка и купить на это часть государственной собственности" не имеет для государства никакого смысла», – считает заместитель генерального директора Центра политической конъюктуры России (ЦПКР) Олег Игнатов.

В связи с вышесказанным не исключен вариант, что часть приватизируемого госпакета «Роснефти» окажется в руках топменеджмента компании. Для него недооцененный актив представляет значительный интерес. Ведь сейчас высокопоставленным сотрудникам компании во главе с Игорем Сечиным принадлежит менее 1% акций. Если им удастся сосредоточить в своих руках еще хотя бы 19%, то при росте цен на нефть начнется рост капитализации компании, и, соответственно, дивидендов. Кроме того, крупный пакет акций укрепит позиции менеджмента внутри компании и даст ему дополнительные рычаги управления.

Более того, для Игоря Сечина, входящего в ближний круг президента, привлечь деньги на выкуп акций со стороны госбанков или получить государственные гарантии под кредит на покупку акций «Роснефти» труда не составит, учитывая его связи и политический вес.

Что касается интересов государства, то продажа «Роснефти» сейчас подобна сворачиванию шеи курице, несущей яйца. «Роснефть» стабильно приносит казне доход. А единоразовые поступления от продажи акций не только не покроют бюджетного дефицита, но в обозримой перспективе лишат государство значительной части прямых нефтегазовых доходов.

Особенно ощутимы эти выпадающие доходы станут в случае восстановления мировых цен на энергоносители. Зато заметно могут вырасти личные доходы некоторых государственных мужей, исповедующих принцип «государство – это я».

Ну, как-то так…


Tags: Роснефть, приватизация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 12 comments