Previous Entry Поделитесь Next Entry
Выборы-2018: как обеспечить явку? Версии Кынева
2017-й — год подготовки к президентской избирательной кампании. И хотя официально она стартует только в декабре, по факту основные акторы предстоящей гонки уже начали готовиться к ней.

Кынев

Политологам тоже есть чем заняться на этом этапе "подготовки к подготовке". Тема президентских выборов активно обсуждается в профессиональном сообществе — как в онлайне, так и в оффлайне. Проводится анализ уже прошедших кампаний, делаются прогнозы, обсуждаются возможные кандидаты и их шансы, просчитываются вероятности развития событий по тому или иному сценарию и т.д.

Одним из ярких выступлений начала года на эту тему можно назвать статью моего коллеги, политолога, доцента департамента политической науки НИУ ВШЭ и эксперта КГИ Александра Кынева "Явка желательна", которую опубликовали сегодня "Ведомости". Как можно понять по названию, в центре внимания автора оказался один из ключевых факторов, определяющих успешность любой избирательной кампании — явка избирателей в день голосования. Точнее, способы, которыми можно её улучшить, и возможные последствия применения того или иного способа.

Нельзя сказать, что в своей статье Кынев открывает Америку. Определённая её ценность в том, что это умелая и качественная компиляция высказываний и суждений, звучавших ранее на различных площадках, акцентированная применительно к президентским выборам. В ней собраны практически все ключевые моменты обсуждений выборов-2018, того, что там может быть и чего лучше избежать.

Так, в начале статьи Кынев перечисляет методы, которые нужно было бы применить в президентской кампании для повторения сценария думских выборов-2016: перенести выборы на сентябрь (и соответственно активную часть кампании — на сезон отпусков), максимально сократить публичную агитацию и информирование избирателей, провести в ряде регионов "договорные" кампании (негласный раздел округов, табуирование острых тем и т.д.), не допустить к участию в выборах новых политических сил и их кандидатов и провести работу по дискредитации выборов, в т.ч. через активную кампанию против оппозиции, обвинив её в непоследовательности и несамостоятельности. В общем, всё то, что сейчас некоторые открыто называют ошибками выборов-2016.

При том он подчёркивает, насколько опасными могут быть последствия применения таких приёмов на президентских выборах: "Результат — не просто самая низкая за всю новейшую историю парламентских выборов в России явка на выборы (47,88%). <...> Власти страны за счёт ставки на подобные политтехнологии оказались, как никогда прежде, политически зависимы от элит наиболее патриархальных и авторитарно управляемых регионов. Ещё не известно, кто тут от кого зависит больше: регионы от финансовой помощи центра или центр от их политико-административного ресурса.
Пойти на повторение этой технологии на выборах президента федеральный центр не может. <...> Явка «аномальных» регионов уже на пределе, значит, повысить общероссийскую явку до нормальных значений можно только за счёт тех регионов, где её до этого снижали всеми силами. Но дискредитировать выборы и отучить избирателей на них ходить очень легко, сложно вернуть утраченный интерес и доверие."


Далее он напоминает о декабрьской истории, когда стало известно об озвученных Сергеем Кириенко на семинаре для "внутриполитических" вице-губернаторов цифрах — явка 70% и результат "основного кандидата" в 70%. В данном контексте уже не так важно, в каком плане эти цифры прозвучали — как установка или как пример в ходе рассмотрения теоретической задачи. Важно другое — то, на что обращает внимание Кынев: "Интересно, что общероссийской явки в 70% не было ни разу при современных президентских выборах в России, даже когда на выборах была и интрига, и значительная электоральная мобилизация.
Анализ российских выборов однозначно говорит о том, что «плановые» и откровенно завышенные задания по явке и/или процентам за кандидатов ни к чему, кроме административных перегибов и фальсификаций под эти установочные цифры, приводить не могут. В системе с разрушенными сдержками и противовесами и внутренними ограничителями реализация любого спускаемого сверху плана по результатам воспринимается только с позиций бюрократического самосохранения: будут рисовать в итоге ровно столько, сколько нужно, чтобы не уволили. История учит чиновников: то, какими методами достигнут результат, не важно – нет ни одного прецедента увольнения чиновника за массовые фальсификации, а вот за плохие проценты примеров увольнений более чем достаточно. Надеяться на то, что провоцируемые «планом по процентам» фальсификации останутся незамеченными, не приходится: цифры и аномалии не спрячешь даже в условиях репрессий против потенциальных критиков."


Исходя из этого он делает вывод, что "административный" сценарий обеспечения явки, описание которого вкратце приведено выше — "возможный, но всё же крайний". По словам Кынева, этот сценарий для власти "организационно простой, но очень опасный по последствиям". После чего приводит выкладку из нескольких важных факторов, на которые следует обратить внимание в случае, если всё же потребуется повлиять на явку в сторону её реального увеличения. Всего таких факторов набралось три.

Первое: дата выборов, которая определяет "климатический и географический факторы". Кынев отмечает, что традиционная для России пора президентских выборов — март — куда лучше сентября. Более того, он говорит, что можно даже сдвинуть выборы с начала марта на конец марта — начало апреля, не сдвигая при этом настолько же традиционную дату инаугурации избранного президента — 7 мая: "Это сдвинет и период сбора подписей кандидатами, не имеющими льгот, с новогодних праздников и облегчит его."

Второй фактор, влияющий на явку — интрига выборов и интерес к ним со стороны избирателей. Кынев говорит: "Личное время — важнейший ресурс каждого человека, он готов тратить его на участие в выборах во многом в зависимости от ощущения их важности и восприятия своего на них влияния. Яркие и конкурентные кампании всегда повышают явку, скучные и предсказуемые её снижают — так происходит во всех странах, будь то Россия, США или Франция. Это значит, что самый плохой вариант для электоральной мобилизации — выбор между неизменными персонажами."

В связи с этим он подчёркивает необходимость поиска новых персонажей, способных принять участие в выборах и "оживить" их. По его мнению, в этом поиске у власти могут быть сложности из-за двух основных проблем.

Первая — наличие достаточного числа фильтров и ограничений в части того, кто вообще может принять участие в президентских выборах в качестве кандидата. В совокупности они серьёзно ограничивают выбор действующих лиц, ведь помимо указанных в законодательстве критериев есть ещё одно очевидное требование: кандидат должен быть в той или иной степени известной, публичной личностью.

Вторую проблему он называет "фактором Навального". Скорее всего, тут имеется в виду вполне конкретный известный всем персонаж, но нижесказанное в некоторой степени можно отнести и к этакому "сферическому Навальному в вакууме" — некоему условному оппозиционеру, которого власть может рассматривать как "спарринг-партнёра" в рамках президентской кампании: "Его способность привлечь интерес избирателей крупных городов и провести яркую кампанию не вызывает сомнений. Однако высоки страхи, что он поведёт кампанию слишком самостоятельно и выйдет «за флажки» желаемых для него властью результатов. Допуская Навального на президентские выборы, власть должна быть готова к тому, что будет скорее всего вынуждена впустить и на партийную политическую сцену нового игрока. <...> Плюсы от участия Навального власть понимает, но боится рисков и последствий. Очевидно, что внутренний поиск и обсуждение потенциальных конкурентов базового кандидата внутри власти продолжаются."

Третий фактор также касается пробуждения интереса населения к выборам, но уже в том случае, если всё-таки не удастся добиться реальной альтернативы на президентских выборах. Тут Кынев опять перечисляет уже озвученные не раз возможные шаги: "Речь о том, чтобы оживить ряд губернаторских выборов, разрешив им стать конкурентными (как было в Иркутской области в 2015 г. или в Москве в 2013 г.). <...> Добавить интереса может и возвращение прямых выборов мэров или разрешение, к примеру, референдумов по некоторым общественно важным и резонансным проблемам."

Понятно, что на самом деле факторов куда больше, как и способов повлиять на ход и результат президентской кампании, и каждый из них влечёт целый набор последствий для всех участников выборов и политической системы в целом — как негативных, так и позитивных. Кынев подчёркивает: "Важно не только кто, важно как, и чьи голоса при этом играют роль, и с кем власть в дальнейшем будет взаимодействовать, кого она будет готова или не готова слышать."

Политолог, доктор политических наук, руководитель филиала ФоРГО в Ставрополе Геннадий Косов отчасти соглашается с Кыневым, по-своему переосмысливая отдельные положения его статьи: "Соглашусь с тезисом А.Кынева, что явка — желательна, но при этом оговорюсь: она не является самоцелью политической системы. <...>

Можно ли говорить о том, что климатические и географические факторы влияют на явку? Да. Но является ли это ключевым фактором обеспечения явки? Нет. Влияет ли на явку интрига выборов и интерес избирателей к ней? Несомненно. Но и интерес, и интрига могут возникнуть и поддерживаться разными способами и технологиями. Появление новых лиц, безусловно, может способствовать яркости, конкурентности, и как следствие повышению явки, но если это делается как самоцель, то вероятен сценарий того, что люди, поприсутствовав на захватывающем, занимательном представлении в политическом театре, пойдут не на избирательные участки, а в "буфет"... Поэтому конкурентность и яркость — несомненно факторы, влияющие на явку, но они могут как её повысить, так и понизить.

Нужны ли на выборах новые лица? Я бы поставил вопрос по-другому. Нужны не лица, а новые идеи. Ведь, партийная и элитная стагнация проявляется не в отсутствии самих партий и элит, а в том, что многие не могут сформулировать адекватные современным условиям, вызовам и угрозам альтернативы, предложить конкретные программы по их реализации, программы с новым дизайном и привлекательной институциональностью."


Политтехнолог Андрей Колядин в беседе с "Давыдов.Индекс" рассуждает о разных методах повышения явки и сценариях избирательной кампании: "Это могут быть методы чисто аппаратные, когда создаются некие мероприятия, проходящие невдалеке от избирательных участков, и куда можно попасть, посетив избирательные участки и, проголосовав, получить билеты на мероприятие, либо просто автоматом — люди приходят на праздник и заодно голосуют за того или иного кандидата. Или тем же аппаратным методом инициируются розыгрыши, викторины, буфеты, как раньше, которые сопровождают выборы и привлекают людей.

В практике повышения явки существуют и другие методы, например достойные соперники, которые могут привлечь внимание, создать определенную интригу выборов. <...> Это могут быть яркие, незаурядные, харизматичные личности, способные составить хоть какую-то конкуренцию лидеру выборной кампании, оживить её. Но в начале кампании необходимо понимать, что будет в её конце. Ибо неудачное решение со спарринг-партнёром на выборах способно создать большую политическую проблему в будущем. <...>

Если ставку делать на оппонента — например, Навального — то мало осознавать, что он у Путина не выиграет. Достаточно понимать, что Навальный в состоянии набрать вполне приличный процент голосов электората, недовольного властью, и стать политиком с которым невозможно не считаться. <...> Поэтому ставки на Навального неоднозначны. Другое дело, если появится очень яркий и харизматичный, отстаивающий либеральные идеи, но вполне системный кандидат. <...> Достойный конкурент, находящийся в правильном электоральном поле, забирающий на себя всё недовольство властью и при этом после выборов нанимаемый властью — это интересный способ повышения явки.

Следующим вариантом повышения явки может быть реализация по-настоящему интересной выборной кампании, в основе которой не разнарядка губернаторам во что бы то ни стало обеспечить 70% явку и 70% за Путина, а нормальная кампания со встречами, дебатами, новой программой развития страны, конкурентами и интригой. <...>

Именно поэтому предпочтительно проведение выборов с интересной программой, с интересными идеями, с продуманной повесткой, встречами президента с народом и конкурентами, дебатами и поездками по стране. В этом случае явка тоже будет высокой, потому что избиратели будут видеть, что президент нуждается в поддержке народа, что он всё делает для того, чтобы его поддержали, и делает это эффективно. Ну и, соответственно, если в совокупности применить эти методы, добавив, может быть, дополнительные решения, типа проведения региональных референдумов по важным вопросам местного значения — это может дать неплохую явку и совершенно точно пойдёт на пользу президенту, придав ему дополнительную легитимность как в общении с народом России, так и со всем мировым сообществом."


Ну, как-то так.

Полную версию материала с развёрнутыми комментариями экспертов можно прочитать тут.

Источник: Явка желательна

Последние записи в журнале


Вроде, были признаки того, что выборы перенесут на этот, 2017г. Думаю, чтобы снять напряженность, Путин предложит своего преемника. И будем новый преемник распоряжаться страной еще лет 15-20. Удобно.

?

Log in