Previous Entry Поделитесь Next Entry
Володин: не 100 дней
Обычно первые результаты работы кого-либо на новом месте принято рассматривать по прошествии 100 дней. Но Вячеслав Володин вообще любит исключения из правил.



Вчера в Ъ вышел любопытный материал Софьи Самохиной, в котором она не то чтобы подводит итоги первых недель Володина на посту спикера, но пытается проанализировать его стиль руководства.

Одна из историй, на которую обращает внимание автор — выбор представителя Госдумы в Конституционном суде РФ. Напомню, в VI созыве эту должность занимал Дмитрий Вяткин. Но после отказа баллотироваться по одномандатному округу Вяткин "впал в немилость" у Володина и прошёл слух, что представлять нижнюю палату в КС РФ впервые будет не депутат — сотрудник аппарата Госдумы, замглавы правового управления Геннадий Мартьянов. Ради этого даже внесли необходимые изменения в регламент. Однако в итоге произошло то, чего не ожидал, наверное, никто: 3 ноября представителем нижней палаты в Конституционном суде стала депутат, экс-декан факультета безопасности и таможенного дела Саратовского социально-экономического института Татьяна Касаева (прошла в Госдуму по региональной группе, первым номером в которой шёл нынешний спикер).

Другой пример, радикально показывающий отличие спикера от его предшественников — инициатива Володина о создании в структуре фракции ЕР своего рода "двойного фильтра" для депутатских законодательных инициатив. При фракции будет создано 12 профильных советов, а их руководители войдут в Единый координационный совет по вопросам законодательства. Без согласования на этих двух уровнях ни один депутатский законопроект (только от "Единой России", разумеется) нельзя будет внести на рассмотрение Госдумы. Наблюдатели к этой идее относятся двояко: с одной стороны, станет явно меньше проектов, вносящихся "ради пиара", с другой — некоторые считают такой "фильтр" нарушением нормы закона о том, что каждый депутат обладает правом законодательной инициативы.

Ещё один сюжет, о котором упоминается вскользь — недавнее ужесточение думской дисциплины и введение жёстких мер против "прогульщиков", которые будут пропускать заседания без уважительной причины. Напомню, список таких причин крайне ограничен. Против введения этой нормы выступали эсеры и депутаты от КПРФ, но тем не менее она была принята. Нельзя тут не вспомнить и в буквальном смысле самые "свежие" инициативы, не вошедшие в материал — о том, что депутаты должны сами работать с обращениями избирателей и лично отвечать на них, и об усилении контроля за депутатскими доходами и имуществом.

Из нескольких этих эпизодов автор делает вывод, что Володин "привык к другому стилю работы": "Кажется, он до сих пор не осознал, что отныне лишён своей маленькой властной вертикали, которая была у него на Старой площади. <...> На Охотном Ряду все равны, и спикер Госдумы — это такой же депутат, который просто организует работу палаты и наделён чуть большим количеством функций (например, ведёт планёрку или представляет парламент в зарубежных делегациях)." То есть, по мнению Самохиной, Володин сейчас переживает некоторый шок из-за смены формата работы и "усечённости" полномочий по сравнению с предыдущим своим постом.

Политолог, директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников полагает, что Володин действует соответственно задачам, поставленным перед ним президентом: "Действительно, сейчас стоит задача модернизировать Государственную Думу. Сделать её активной, отойти от тех клише, которые сформировались в отношении Государственной Думы прошлого созыва, чтобы Дума была не "взбесившимся принтером", не "печатным станком", выполняющим все указания правительства и президента, а полноценным работающим механизмом. <...>

Именно политик с таким темпераментом, как у Володина, с такой энергией способен выполнить поставленные задачи."


Глава "Политической экспертной группы", политолог Константин Калачев в комментарии для "Давыдов.Индекс" также заявляет, что Володин находится на своём месте: "Безусловно говоря, спикер — это такой же депутат, как и все остальные. Но если речь идёт о председателе Государственной Думы, то это немного другая история. Потому что именно слово "председатель" наиболее точно отражает ситуацию, существующее положение вещей. И очевидно совершенно, что в нынешнем созыве нужен именно председатель, человек, авторитет и усилия которого помогут поднять самостоятельность Государственной Думы, поднять её авторитет. Володин как раз и является тем человеком, благодаря которому слова "самостоятельность", "авторитет" в отношении Государственной Думы звучат сейчас гораздо чаще, чем это было прежде. И некоторые имиджевые проблемы Государственной Думы в её предыдущих созывах успешно решаются. Конечно, кто-то может сказать, что депутаты — это взрослые ответственные люди и требовать от них, скажем, больше, чем требовали от депутатов предыдущих созывов, неправильно. Я так не считаю. <...>

Я думаю, что Володин на своём месте. Он оказался в нужное время в нужном месте. Потому что снижаться авторитету Государственной Думы больше нельзя."


Ну, как-то так.

Полную версию материала с развёрнутыми комментариями экспертов можно прочитать тут.

Ссылки в тему:
Госдума особо строгого режима
Депутаты выбрали представителя в КС из своих
Депутатам ввели новые порядки
Депутатам рассчитали формулу штрафа
Собственность депутатов берут на контроль

Последние записи в журнале


?

Log in